istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

Гражданская война в Белоруссии 1941-44гг

Речь пойдёт о преступлениях советских партизан на оккупированных территориях в годы войны.
Большинство военных операций партизан направлены не против немецких оккупантов, а против действительных или мнимых коллаборационистов и их семей. А кто был антисоветчиком, партизаны решали сами. На повестке дня были расстрелы, изнасилования и грабежи.

Вследствие этого мирное население было вынуждено защищаться от этих бандитов, создавая т. н. "Оборонные деревни"


Оборонная деревня Курганы.

Первые два года оккупации на значительной части Беларуси царило фактическое безвластие. Немцы взяли под свой контроль более или менее крупные населенные пункты и важнейшие транспортные пути, а на остальной территории возник вакуум. Вот главная причина расползания беспредела советских партизан на оккупированных территориях.
Всего, для защиты от партизанского беспредела, населением было создано 44 «оборонные деревни» (14 в Барановичском районе, по 10 в Новогрудском, Слонимском и Слуцком районах), неподалеку от лесов, где скрывались крупные силы партизан.
Вот на «войне» с такими «гарнизонами» партизаны и отличались, посылая в Москву сообщения о победах над «немцами».


Отряд местных жителей отправляется на операцию против партизан Барановичи, лето 1943 г.

Оборонные деревни могли успешно бороться с партизанами. Этот тезис убедительно доказывает история крестьянской самообороны, созданной в окрестностях Полоцка еще в 1942 году:

«Партизаны во многих местах пытались мешать весеннему севу. Советские листовки, которые разбрасывали с самолетов, запрещали крестьянам под страхом смерти обрабатывать землю. В Беларуси много лесов — поля обычно окружены деревьями. По тем, кто работал в поле, иногда постреливали из винтовок. Были убитые и раненые. Складывались совершенно неблагоприятные условия для работы. Местами почти невозможно было выходить в поле. Крестьяне, которые возлагали все свои надежды на урожай, впадали в отчаяние и в большинстве случаев безнадежно просили помощи у немцев.

Три района, где была создана крестьянская самооборона, были единственными, которые не обращались к немцам за помощью во время сельскохозяйственных работ. Они сеяли и выращивали в условиях относительного спокойствия. Все деревни „Республики Зуева“ /Михаил Евсеевич Зуев был старостой деревни Гендики — Ред./, как их тогда стали называть независимо от района, фельдскомендант тщательно отметил на своей карте местности. Комендант был лично знаком с Зуевым.

Партизаны подбрасывали Зуеву письма, в которых сначала уговаривали его, а потом начали угрожать. Все шло к тому, что партизаны готовят серьезное нападение на гнездо крестьянского сопротивления, чтобы одним разом покончить с ним. Крестьянская самооборона оказалась в безвыходном положении между молотом и наковальней.


Деревенские бойцы беларуской самообороны (зима 1942/43 гг.)

Благодаря письмам с угрозами и некоторым другим признакам, Зуев ждал нападения и хорошо подготовился к нему. Только незначительная часть его „вооруженных сил“, какие-то 7–8 человек оставались на ночь в деревне и держали оборону в окопах на ее окраине. Остальные составляли главный подвижный ударный отряд под командованием самого Зуева, эти последние после того, как темнело, уходили куда-нибудь в лес, в овраг или придорожный кустарник. Секреты были выставлены со всех сторон и в достаточном числе. Связь поддерживали через мальчишек 12–15 лет.


Бойцы беларуской самообороны из Могилёва (весна 1943 г.)

Когда отряд подвыпивших партизан, беззаботно продвигаясь во тьме, приблизился к деревне Гендики, Зуев со своим ударным отрядом пошел вслед за ними. На околице партизаны оказались между окопом „первой линии обороны“ спереди и ударным отрядом — сзади. Это был самый удачный момент для начала военных действий. Прежде чем партизаны успели о чем-то догадаться, несколько дружных залпов выкосили их ряды почти полностью. Те, кто остались живыми, бросились кто куда. Пленных не брали, все было кончено буквально за несколько минут. Винтовки, автоматы, ручные гранаты, пистолеты и один ручной пулемет стали добычей победителей. Зуев потерь не имел.

Эта операция показала немцам как серьезную опасность со стороны партизан, так и эффективность крестьянской самообороны. Она дала нам возможность вырвать у немцев разрешение еще на 50 винтовок, на несколько автоматов и пистолетов, а также на ручной пулемет»
П. Ілынскі. Тры гады пад нямецкай акупацыяй у Беларусі (Жыцьцё Полацкай акругі 1941–1944). Журнал «Архэ», 2004, № 3.


Отряд самообороны выходит на патрулирование окрестностей деревни (1944 г.). Именно такие отряды партизаны называли полицейскими «гарнизонами».

Партизаны чувствовали себя вольготно лишь до тех пор, пока не появились подразделения самообороны (БСА) и полицейские батальоны. С другой стороны, если бы не партизаны, то никто не стал бы создавать отряды самообороны, ведь изначально оккупационные власти никакой «самообороны» не планировали.

В период 1941–1944 гг. на Беларуси фактически шла гражданская война местного значения.

Ещё по этой же теме: "Преступления советских партизан"

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments