istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Земли Войска Запорожского. Почему Донбасс никогда не был российским


Cтепные воины Донбасса. Украинская колонизация Дикого Поля (1500 - 1800 гг.)

Освоение украинцами Донбасса

    Еще с начала XVІ в. украинцы начали с помощью "меча и плуга" активное хозяйственное освоение земель современного Донбасса. После завершения московско- литовской войны 1500 - 1503 гг. определенное количество украинского люда подалось искать лучшей жизни в междуречье Днепра и Дона и осев здесь начало заниматься уходничеством - ловить рыбу, отстреливать зверей, заготовлять соль и т.п. Казачество организовывало свои структуры здесь самовольно, наперекор указаниям каких бы то ни было тогдашних государственных органов власти. В это время в устье Кальмиуса, на месте древнего венецианско-генуэзского города Адомахи основывается укрепленный казацкий форпост Домаха, который позднее получил название Кальмиусская Слобода.

Тогда же на этих землях при впадении в р. Казенный Торец (Тор) в Северский Донец сооружается Казацкая или же Голая Пристань. На речке Волчьей в пределах современного села Алексеевка возникает еще одна Казацкая Пристань, где украинские казаки готовили свои чайки для походов на Черное море. Кроме того, на берегах рек Волчьей, Кальмиуса, Крынки, Соленой и Торца устанавливаются казацкие заставы, караулы и пикеты-"бекети".

       Во время известных походов через Донецкую степь во главе с князьями Дмитрием Вишневецким (Азовские походы 1559 - 1560 гг.) и Михаилом Вишневецким (Астраханский поход 1569 - 1570 гг.), по возвращении войск домой, много казаков остались здесь на "постоянное место жительства". В конце XVІ в. в пределах рек Северский Донец и Кальмиус действовал отряд запорожского атамана Матвея Федоренко (Федорова). Московским чиновникам О(?).Зиновьеву и Ф. Кирееву поручалось провести своеобразные переговоры с запорожскими и узнать как они себя ведут относительно российских "служилых людей", пропускают ли московские посольства в Крым, не нападают ли на крымских послов и т.п.

     "Опасность украинской колонизации для России заключалась в том, что селившиеся украинцы не приносили присяги Федору Ивановичу. Следовательно, продолжали оставаться подданными Речи Посполитой. Поэтому русское правительство опасалось такого освоения земель украинцами. … Но процесс расселения украинцев на границах Российского царства продолжался, и московское правительство остановить его не могло", - делает вывод относительно украинской колонизации земель Донетчины и Луганщины современный российский историк А. И. Папков.

     О присутствие украинцев в давние времена на землях Северного Приазовья свидетельствует много исторических источников. В частности, в 1626 г. запорожский атаман А. Шафран рассказывал: "… И черкасы (украинцы. – Т. Ч.), Олексей с товарищи, сказывали как они с Дону поехали и перевезлись через речку Аксай, которая пришла с Поля и пала в Тузлу, а Тузла – в Дон, под казачьи городки… пошли вверх по Тузлу, а шли Тузлом 3 дни. И, покиня Тузлов вправе, пошли степью влево и пришли на Кальмиус (выделение. – Авт.) ". Весной 1638 г. в отвоеванной у турок крепости Азов около 10 000 украинских казаков хотели "стать особо и жить особо".  

      В основанных украинцами в пределах бывшего Дикого Поля населенных пунктах устанавливалась казацкая власть во главе со "старшими атаманами". Так, в соляном городке Тор (ныне Славянск Донецкой обл.) атаманствовал Семен Забужский, о чем свидетельствует одно из его писем к воеводе соседнего российского города Валуйки: "От меня Семена Забужского, старшего атамана войска Его королевской Милости Запорожского государю Павлу Федоровичу, валуйскому воеводе его царского величества, много челом бьем. Писал ты к нам о тех ворах, что погромили дворянина Михаила Засекина и казаков, что шли по государевому указу. Ведь того дворянина громили Мокий и Тимошко: я их не застал, а то бы задержал. А известно тебе чиню, что тот Мокий и Ивашко слепец живут в Миргороде - они знают всех своих товарищей; а старшим был у них Кирей - тот живет в Голтве, а других я не знаю. Они самые знают о себе и своих товарищей. По семь тебе много челом бью. Писано из Тора, 1642 г. Июня 12 дня (выделение. - Т. Ч.)".

      С 1648 г., когда началось революционное восстание украинского народа и утверждение под руководством гетмана Б. Хмельницкого Украинского казацкого государства, Войско Запорожское налаживает дипломатическое отношения с Крымским ханством и Войском Донским. В перерывах между военными действиями и после значительных побед казацкого войска начинаются мирные переговоры с правительством Польши. Вскоре устанавливаются контакты (на уровне обмена послами) с Московским государством, Османской империей, Молдавским и Трансильванским княжествами. В 1649 г. берет свое начало украинская дипломатия с Великим княжеством Литовским, Валахским (территория современной Румынии) и Молдавским княжествами, с 1650 г. - Австрийской империей и Венецианской республикой, немного спустя - со Шведским королевством и Бранденбургским курфюрством (территория современной Германии).

       Постепенно гетманское правительство Б. Хмельницкого начало распространять свою власть на большую территорию между Днепром и Доном. В 1649 г. между Чигирином и Стамбулом было заключено торговое соглашение, которое называлось "Договор между турецким цисарем и Войском Запорожским и народом Русским о торговле на Черном море" (т.н.. Черноморская конвенция). Согласно 7-го пункта этого соглашения, гетманское правительство новосозданного государства также должно было контролировать реку Дон, чтобы казаки, которые находились там, не совершали никаких "разбоев" и не выходили на своих лодках в Черное море: "Если на Дону какой-либо произвол произошел бы и оттуда вышли на море для разбоя, казацкие галеры вместе с турецкими должны нарушителей ловить и наказывать и взаимно друг другу помогать, чтобы море было чистое и свободное ". Таким образом, территория бассейна Дона входила в перечень геополитических интересов государства Б. Хмельницкого.

       Как свидетельствуют источники, еще в первой половине XVІІ в. за солью в район современного Славянска (в те времена этот город назывался Тор) приезжали казацко-чумацкие валки, которые состояли из ватаг до полутысячи человек. Уходники из Новгород-Северщины основывали  временные соляные промыслы на Торе, входя в торговые отношения с татарами. В частности, в 1653 г. на Торе варили соль около 400 украинцев. Как свидетельствует документ, здесь находились "зарубежные черкасы с 400 человек без жен и без детей, не на жительство для соляного варения, изб и них и крепостей никаких нет, стоят обозом, а отаман де ы них черкашенин Иван Лысой города Полтавы, а января де они соли пойдут к себе, а иные де черкасы приезжают для соленого варения и живут на Тору недели по две и по три".

       Универсал гетмана Б. Хмельницкого от 15 января 1655 г. подтверждал, что под его властью находилась вся территория от Изюмского перевоза вплоть до Дона: "…От самарских же земель через степь до самой реки Дона, где еще за гетмана казацкого Предслава Лянцкоронского казаки запорожские свои зимовники имели (выделение. - Т. Ч.)". То есть можно утверждать, что с этих пор Донбасс не только находился в сфере политических и хозяйственных интересов Украинского казацкого государства, но и входил в его состав. Другое дело, что с этим не всегда соглашались правительства Крымского ханства, Московского царства и Османской империи.

     В результате большого миграционного оттока казачества и гражданского украинского населения с Правобережной Украины в район пограничья Московского царства, с середины XVІІ в. начинает формироваться Слободская Украина, в южную территорию которой входили земли современного Донбасса. Слобожанщина была под властью российских царей, однако по своему внутреннему устройству дублировала полково-сотенное устройство Украинского казацкого государства. В междуречье Донца и Тора возникают такие украинские поселения как: Бахмут (современный Артемовск, районный центр Донецкой обл.), Маяки (Маяцк, Маяцкий городок; современное с. Маяки, Славянского р-на, Донецкой обл.), Тор (современный Славянск Донецкой обл.), Городок (современный Райгородок Славянского р-на), которые стали сотенными центрами Изюмского полка украинского казачества. На левом берегу Северского Донца были основаны слободы Андреевы Лозы, Бышкин, Савинцы и другие поселения, которые со временем превратились в полноценные села.

      Подавляющее большинство населения этих городов, городков и сел составляли украинцы, которые переселились сюда с Подолья, Восточной Брацлавщины и правобережной Киевщины. Почти полностью украинцами был заселен такой порубежный город Московского царства как Короча ("Красный город на Короче"). Кроме того, много украинцев проживало в таких тогдашних российских городах и городках как Белгород, Елец, Ефремов, Курск, Воронеж, Кромы, Козлов, Ливны, Михайлов, Оскол, Ольшанск, Орел, Усерд, Цареборисов, Цареалексеев и Яблонев. Источники свидетельствуют, что россияне воспринимали украинцев не иначе как иностранцев и называли украинских поселенцев "черкасами", "иностранными черкасами", а потом - "малоросами". В частности, в одной из челобитных на имя воеводы Белгорода за 1647 г. читаем: "…Бьют челом холопы твои белгородские черкасы иностранцы 62 человека. За твоим, государь, указом дано нам холопам твоим, в Белгороде, вверх по Северскому Донцу Белую Палату, сенные покосы от устья до верху".

      О том, что население Донетчины и Луганщины, а также пограничных российских городов признавало власть украинских гетманов, красноречиво засвидетельствовали действия жителей городка Маяки (Маяцк), которые, организовав вооруженный отряд, приняли участие в антироссийском восстании гетмана Ивана Брюховецкого в 1668 г. Очевидец тех событий оставил такую запись (приводим на языке оригинала): "А ныне … маяцкие люди и черкасы по прелестным воровским листам изменника Ивашки Брюховецкого великому государю изменили и город сожгли и приказного человека Василия Рябинина убили и, разоряя город, пошли к нему Ивашку с изменником с Ивашком Серком и ныне тот город пуст". Как видим, перед тем как прийти на помощь И.Брюховецкому на Левобережную Украину, жители московского Маяцка (большую часть составляли "черкасы", то есть украинцы) убили местного представителя царского правительства - "приказного человека", сожгли дотла город и присоединились к отрядам запорожского атамана Ивана Сирко.

      Известно, что на протяжении 1687 - 1709 гг. гетман Иван Мазепа организовывал постоянные военные заставы в Днепрово-Донском междуречье.  Уже в 1690 г. на реках Миус, Берда и Кальмиус находились "ватажные люди", которые были посланы туда гетманом для противодействия крымским и азовским татарам. А в 1694 г. украинский гетман во главе многотысячного казацкого войска отправился в направлении Белгородщины, чтобы отразить возможное татарское нападение. Перед этим И. Мазепа выслал в район продвижения татарской орды к р. Волчьей разведку, которая докладывала, что крымский хан хочет напасть на "дальние близ Дона" московские поселения.

      Летом 1696 г. гетман И. Мазепа возглавил большой военный поход в понизовье Днепра, во время которого в район рек Кальмиуса и  Миуса были отправленные специальные подразделения для устройства там военных караулов и постоянных "караулов". Как свидетельствовал документ: «…А перед тем нашим с Коломка походом, послал я гетман, полковника полтавского с выборным полку его товариством, и полковника конного Ивана Рубана с полком ево… к реке Вовчей для обнятия сторожами и караулами, належитых мест; как на той реке Вовчей, вверх к вершинам Миюсу и Кальмиюсу… откуда мочно тем караулом всякие неприятельские видети переходы. …Полтавского сотника Микиту Плечника, с семидесят и шестьми того ж полку; а с семидесят и четырьма человека конного товариства, в поля дальние, имянно к Бердам, и Молочным [Водам], чтоб там помешкали и присмотрелися, будут ли неприятели бусурманы орды крымские итить под Азов, сею стороною Азовского моря… (выделение. – Т.Ч.)".

        С середины XVІІ в. исторический Донбасс входил во владения Запорожской Сечи, кош (правительство) которой в то время находился  на Чертомлыцком мысе.  Кроме военных функций казаки Чертомлыцкой Сечи также занимались хозяйственными делами на исторической Донетчине, привозя оттуда рыбу ( при этом она уже была засолена). Это свидетельствует о существовании на местных реках специальных солеварных промыслов.  Запорожские казаки основывают рыбные промыслы не только на северном побережье Азовского моря, между Доном и Бердой, но и на Ейской косе. Они вели интенсивную торговлю рыбой и солью с купцами Правобережной и Западной Украины.

        Политика гетманских правительств Украины и Запорожской Сечи приводит к тому, что под прикрытием казацкой крепости Домаха в устье Кальмиуса появляется Кальмиусская казацкая слобода, которая обеспечивала украинцам выход в Азовское, а потом и в Черное море. В письме о возведении Новобогородицкой крепости за 1688 г. гетман І. Мазепа писал: "…И ныне та же чернь (запорожские казаки. – Т.Ч.) с Беред (р. Берды– Т.Ч.) з добычи соленой возвратясь и из городов для добычи рыбной шатость плодить, а во время нашего на Самаре бытия являлись они запорожцы во всем были склонны, а то делалось потому что для добычей на розные места порасходились…".    

На протяжении второй половины XVІІ - начала XVІІІ в. возникает много украинских поселений вдоль рек Богучар и Айдар на Луганщине, среди которых самыми большими стали Белолуцк, Старая Белая (современный Старобельск), Осиповка, Закотное и др. Большинство из них были основаны выходцами из Правобережной и Слободской Украины. О том как, например, в 1650-х гг. основывался современный Славянск свидетельствовал бахмутский казацкий полковник Ф. Шидловский. Он сообщал, что: " В прошлых де годах до 1654 года за Белгородскою чертою за рекою Северским Донцом на Крымской стороне у соленых пяти озер соль варили приезжие всяких чинов люди, черкасы, наездом и стаивали у того промыслу обозами, и в том же году… построен соленой городок Тор и призваны на житие черкасы…".

Как уже было указано, украинцами также был основан городок Райгородок на Донетчине, о чем свидетельствует запись в книге харьковского полковника Г. Донца за 1684 г.: "…В устье реки Тор и между рекой Северский Донец, близ Казацкой пристани, где было приказано перенести Маяцкий город, построен земляной городок мерой городовою стены 174 сажени. По тому городку 2 башни с проезжими воротами и 4 глухих угловых, в том числе одна - земляная. Близ города  ров в глубину и в ширину по 3 сажени, вал в вышину 3 сажени с гребнем, у подошвы 3 с половиной сажени. А внутри того города к валу для прочности приставлены деревянные припалки… А в тот огород призван осадчим украинец Семен Бронка. Он осадил священника и украинцев 5 семей. В этом городе для оберегания оставлены на заставе Харьковского полка казаков 20 с заменой".

Очень много казацких зимовников было создано в пределах территории  современной Луганщины на реках Лугани, Северский Донец, Миущик (Миусик) и Луганчик: Каменном Броде (в пределах современного г. Луганск), Красном Яру (ныне Октябрьский р-н, г. Луганск), Сухой Балке (ныне с. Пионерское, Станично-Луганского р-на Луганской обл.), Макаровом Яру (с. Пархоменко Краснодонского р-на), Кружиловской Балке (с. Кружиловка Краснодонского р-на), Подгорное урочище (современный районный центр г. Славяносербск), Лисичьем Буераке (ныне  г. Лисичанск), Черкасском Броде (ныне г. Зимогорье Славяносербского р-на), Шелковом Проливе (ныне с. Шелковый ПроливЛутугинского р-на ), Боборовом Урочище (ныне с. Івановка Антрацитовского р-на ), Глубоком Овраге (ныне пгт. Красный Угол Антрацитовского р-на ), Чернухином Буераке  (пгт. Чернухино Перевальського р-на Луганской обл.) ит.п.  Как видим, много исторических "казацких" названий сохранилось и по сей день, хотя много старинных украинских названий было изменено.

Около 10 тысяч украинских казаков вместе с семьями переселились в 1680-х гг. в Изюмскую крепость. Именно украинцы с Правобережной Гетманщины основали на территории Слободской и Восточной Украины Изюмский казацкий полк, который распространял свое-сотенное устройство на землях исторической Донетчины и Луганщины.

Украинские казаки с середины XVІ ст. противостояли колонизации Донбасской лесостепи со стороны Войска Донского. Так в 1706 г. донские казаки жаловались, что "малороссияне Изюмского полка также во владениях верховых казаков всякое разорение чинят, лес рубят, хлебные поля скотом своим топчут, в одоньях жатный хлеб берут, землю пашут и сено на лугах косят, 10 мая Луганской станицы казака, ехавшего для торга с рыбою, ограбили и убили". В 1744 г. кошевой атаман Войска Запорожского Яким Игнатович послал своих представителей для переговоров с казаками Войска Донского. При этом запорожская делегация должна была отстаивать право украинцев на лов рыбы и охоту на реках Кальмиусе, Кальчике, Єланчике, Миусе и Темернике. При этом, как утверждали в то время украинские казаки, территория Войска Запорожского Низового распространялась включительно до р. Дон, а не до Кальмиуса.

27 августа 1747 г. российская императрица Елизавета Петровна по этому поводу даже была вынуждена издать императорский указ, в котором отмечалось: "Бахмутские жители и других городов и слобод малороссияне в отведенное Войску Донскому места в Леонтьевы и Глухие буераки и рубят селитбеной и дровяной лес, которого немало опустошили, и возят на продажу в Бахмут и Тор". Украинцы и то время контролировали вырубку леса в Теплинском, Староайдарском, Трехизбянском, Краснянском и Сухаревском юртах вдоль Северского Донца.

Кальмиусская паланка Войска Запорожского Низового в 1755 г. насчитывала 61 зимовник в 9 урочищах. В это время, как отмечали исследователи, запорожская колонизация уверенно продвигалась к Черному и Азовскому морям на южные земли, с помощью "плуга", то есть хозяйственной деятельности, а не "меча". Запорожские казаки все больше начинали заниматься земледелием, строя на берегах рек Донбасса зимовники, а не укрепленные военные крепости. Нужно отметить, что в это время многие  из оседлых казаков старался избежать отягощавщей их воинской службы, посылая вместо себя в украинское войско своих наемных работников. Такая угрожающая тенденция приобрела большие масштабы и заставила руководство Новой Сечи издать распоряжение, чтобы "самим хозяевам добровольно прибывать" в войско.

В 1756 г. по распоряжению гетмана К. Разумовского на Сечи должны были делать перепись казаков, учитывая,   что кошевой атаман Г. Федоров сообщал, что это тяжело сделать. Это аргументировалось тем, что казаки живут "на далеком от Сечи расстоянии, по низу Днепра, также в Кальмиусе, в верховьях Самары, на Великом Луге, и при других речках, что от Кальмиуса неподалек находятся". В 1765 г. кошевым правительством были упразднены все ограничения относительно учреждения слобод, а переселенцам из Центральной и Северной Украины разрешалось селиться в пределах территории по р. Орель до Северского Донца.

Жить в пределах Кальмиусской паланки, которая охватывала большую часть территории современного Донбасса, в то время означало находиться "при границе", что предполагало постоянную опасность не только от московских караулов, донских казаков, но и татарских орд. Известно, что во время очередного татарского нападения на Сечь в 1768 г. некоторое количество казаков из Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового скрывалось в городке Бахмуте, где была достаточно надежная крепость.

На протяжении первой половины 30-х гг. ХVІІІ в. для защиты юго-восточных рубежей Украины была создана система фортификационных оборонительных сооружений, которая получившая название «Украинской линии». Она состояла из сплошного высокого земляного вала с 16 крепостями и 49 редутами, а также слободских поселений, из жителей которых комплектовались крепостные гарнизоны. Гарнизоны этих степных поселений в Днепрово-Донском междуречье формировались в основном из украинского населения. Линия обороны имела общую длину  285 км и пролегала вдоль границ Полтавского и Харьковского полков, от Днепра при впадении в него реки Орели до реки Северский Донец. В 1765 г. на пограничных землях Запорожской Сечи и Слободской Украины побывал П. Румянцев, который оставил свои впечатления об украинских поселениях в Донецкой степи: "…Обширных и в разсуждении благословенных плодоносиями и всеми естественными дарованиями обагащенных Малороссийских и Слободских селений…, кои вовсе б населять за линию (Украинскую линию. – Т.Ч.) пересечь же, а только позволить иметь там скотоводство и хуторы подвижные тем и таким жителям только, кои твердо оседлыми внутри линии в лежащих селениях и в окладах положенными состоят (выделение. – Авт..)".

В течение середины XVІІІ ст. на землях Восточной и Южной Украины осело очень много поселян, большинство из которых были запорожскими казаками. Подавляющее большинство этих казаков были выходцами из Черниговского и Полтавского полков Украинского казацкого государства. На базе бывших хуторов, зимовников и слобод они основывали уже настоящие села и городки. Так слобода Андреевка на речке Волчьей превратилась в большое село, которое продолжало носить имя своего основателя Андрея Сологуба. В урочище Макаров Овраг на Северском Донце, названого в честь запорожца Макара Безродного еще в 1738 г. был основано зимовник, который со временем преобразовался в поселок. В описи зимовника донецкого полковника Ивана Гараджи указывается не только дом, но и корчма "на два покоя с сенями", солодильня, пивоварня и погреб для льда.

В 1756 г. был сделан реестр казацких хозяйств на территории Донетчины и Луганщины, которые входили в состав Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового. Согласно  этому списку, который был составлен по распоряжению гетмана К. Разумовского, украинские казаки проживали "над [Азовским] морем на Зинцевой балке", "над морем Подгоряны", "на Кленоватой балке", "над рекой Кальмиус", "над речкой Кальцем", "над речкой Дубовой", "над Белосарайским лиманом", "над речкой Бердой", а также "над Свидоватой балкой". Хозяевами сечевых зимовников на территориях бывшего Дикого Поля были казаки Лесько Рудь, Антон Череда, Ігнат Садило, Іван Зализний, Семен Диденко, Федор Крачко, Андрий Горб, Іван Замула, Петро Шийка, Омелько и Павло Головки, Степан Нис, Максим Муж, Максим и Яким Сторчоусы, Якив Журба, Клим Кравец, Петро Скик, Лесько Лисиця, Петро Лисенко, Иван Вивчар, Тишко Шрам, Федир Кшелий, Есько Товмач, Трохим Лисий, Павло Решетило, Федир Самарский, Иван, Игнат, Михайло и Прокип Черные, Киндрат Рижко, Петро Велегура (будущий кальмиусский полковник), Петро Карась, Нечипир Лысый, Мусий Топаль, Михайло Белоус, Грицько Сухий, Омелько Рипало, Василь Видлога, Степан Щербина, Яким Таран, Ониско Черевко, Андрий Невпряга, Самийло Пластун. Нечипир Швец, Андрий Смирний, Петро Старый (бердянский атаман), Тымиш Часник, Иван Литвинко, Павло Биздун, Федир Довгий, Федир Рудый, Андрий Ткач, Яким Дядько, Иван Коношко и Максим Пучка.           

Одним из основных промыслов донецких казаков было рыболовство. Причем, рыбачили они не только на Северском Донце, Кальмиусе и Миусе, но и на Азовском море. 23 сентября 1762 г. Кальмиусский полковник К. Черный рапортовал кошевому атаману П. Калнышевскому о том, что его казаки, которые рыбачили на Ейской косе Азовского моря попали в плен к донским казакам. 11 октября 1767 г. Кальмиусский полковник И. Чердак докладывал П. Калнышевскому о наглом выселении донскими казаками запорожских промышленников с "левого берега" реки Кальмиус. Как свидетельствует документ, казаки во главе с П. Велигурой построили на Ляпиной косе Азовского моря не только несколько десятков домов ("дач"), но и промышленные "заводы" и "два кабака", где продавали виноградное вино. Кальмиусские казаки не только продавали вино, но и занимались торговлей рыбой, для чего организовывали постоянные выходы на "каюках" в Азовское море. Запорожские казаки не только постоянно ловили рыбу на Чубурской и Ейской приморских косах, но и на "кубанской стороне" Азовского моря. В 1766 г. комендант крепости Св. Дмитрия (современный Ростов-на-дону, Российская Федерация) сообщал, что украинские казаки имеют там целые рыболовецкие заводы.

Согласно  документальному описанию рыболовецких поселений "в барьерных городах от реки Берды до Кальмиуса и даже доТаганрога" в Приазовье в 1768 г. находились такие украинские населенные пункты "по реке Берда по ту сторону в части Крымского владения", "на Пересыпе против лимана", "в Сведоватой балке", "по речке Зеленой", "по речке Камышеватой", "в урочище Виноградном", "при речке Белосарайке", "в балке Сырной", "на косе Белосарайка", "в устье Кальмиуса", "на косе Лапиной", "вверх реки Кальмиуса и Кальчика", "на Петрушиной косе", "на Золотой косе ", "на Семеновской косе" - всего около100 больших и меньших поселений. Вот как это описывал немец Йоган Гильденштедт в 1773 г., проезжая приазовскими землями: "… Мы достигли речки Грузкого Еланчика, в которой и теперь струилась вода. Поэтому надо полагать, что она берет свое начало в тридцати верстах отсюда на север; верстах же в пятнадцати на юг она впадает в Азовское море. Глубина ее здесь полтора фута, а ширина десять шагов. Близь устья ее несколько хуторов Черкасских (украинских. – Т. Ч.) казаков, имеющих неподалеку рыболовни".

В пределах "вольностей" Запорожской Сечи  купцы из Украины- Гетманщины занимались на территориях  Приазовья торговлей. Известно, что войсковой товарищ Василий Тимофеенко (Тимофеев) имел "откуп" на торговлю на протяжении 1774 - 1779 гг. на Азовской, Дмитриевской, Днепровской и Таганрогской линиях. Войсковой товарищ Максим Собецкий старался получить разрешение на торговлю спиртным в Азовской и Новороссийской губерниях, а казацкий сотник Афанасий Юрченко (Юрьев) даже хотел взять себе в "откуп" Бердянские соляные озера.

Одним из самых больших поселений Кальмиусской паланки была слобода Николаевка Рудева (ныне с. Николаевка Павлоградского р-на Днепропетровской обл.), которая в 1768 г. Насчитывала 323 мужчины и 310 женщин. О том, как выглядели украинские казацкие села, какими были их быт и культура хозяйствования, рассказывает оставленное местным учителем описание села Стародубовка Мариупольского уезда начала ХІХ в. Стародубовский учитель обращает внимание на безупречное состояние сельских церкви и школы, а также других общественных зданий села. Подчеркивается чистота и опрятность и улиц Стародубовки, описываются казацкие обычаи и традиции, отмечается высокая религиозность ее жителей, особое отношение к детям и старым людям, употребление здоровой и питательной пищи, ношение "щегольской", то есть казацкой, одежды и т.п.

Согласно  описанию зимовника полковника донецкой Барвинковской паланки  И. Гараджи в 1770-х гг. у него на сохранении находилось более чем 22 тонны зерна, а в запасниках его мельницы на Северском Донце еще 15 тонн. Кроме того, за усадьбой донецкого полковника было два участка ржи и участок пшеницы. В одном из зданий зимовника находился земледельческий инвентарь в количестве трех плугов с лемехами и череслами, косы и серпы, что указывало на земледельческую направленность хозяйства.

Немец Йоган Гильденштедт, проезжавший в 1773 г. пограничными землями Войска Запорожского Низового свидетельствовал о существовании на восточном берегу р. Миус поселков основанных украинцами, которых он называл "малороссиянами": "Павловская крепость есть четырехугольный редут, имеющий двести шагов поперечнику; он построен на возвышенном восточном берегу Миуса. В пяти верстах от этой крепости на север, с крутым поворотом на восток, по прямой же линии не более как в трех верстах, находится также недавно построенная малороссийская деревня, называемая Первым Малороссийским селением или Сараматскою слободою; последнее название свое она получила от впадающей насупротив ее в Миус речки Сараматки".

После уничтожения Запорожской Сечи в 1775 г. российскими войсками земли казацких Донетчины и Луганщины  вошли в состав Азовской и Екатеринославской губерний многоэтнической Российской империи. Согласно  переписи 1778 г. украинцев в Азовской губернии насчитывалось 75 тысяч 338 мужнин и 61 тысяча 568 женщин. Если в начале XVІ в. Дикое Поле было почти незаселенным краем, то на конец XVІІІ в. украинцы, благодаря своему крепкому национальному характеру и мощной военной организации, смогли успешно заселить территорию большой части Степной границы Европы.

Продолжение следует

Tags: Донбасс
Subscribe

Posts from This Journal “Донбасс” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Posts from This Journal “Донбасс” Tag