istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Малая и Великая Русь

Или о том, почему Малая Русь считается метрополией  Великороссии

В 1458 г. произошло окончательное разделение русской церкви на киевскую и московскую, каждая с собственной отдельной иерархией. Киевские митрополиты традиционно с X ст. титуловались «Митрополит Киевский и всея Руси». После окончательного раздела, церковь Руси и Литвы (Белоруссия) возглавлял «Митрополит Киевский, и Галицкий, и всея России»[568]. В латинском правительственном звучании: Metropolita totius Russiae (митрополит всия Руси)[569]. Митрополиты московские, наследуя киевских, соответственно повторили название «Московские и всея Руси».
Окружная грамота киевского митрополита Иова Борецкого, напечатанная в Киеве в 1629 году, начинается так: «Iовъ Борецкій, милостію Божею архіепископъ Кіевскій и Галицкій и всея Россіи, всемъ посполито Россійского рода, такъ въ короне Польской, яко и у великомъ князтве Литовскомъ»[570].. Такая практика именования длилась. «Ученые, которые сплачивались возле основанной митрополитом Петром Могилой в Киеве коллегии, что при гетмане Иване Мазепе стала академией, часто Русь называли по-гречески "Россией"».[571].

Сам Петр Могила носил титул «милостію Божею архієпископъ митрополитъ Кіевскій, Галицкій и всея Россіи, екзархъ святого апостолского трону Констянтинополского, архимандритъ Печерски»[572]. Поздравили Могилу с избранием на митрополитскую катедру (1633 г.) печерские печатники панегириком под названием «Эвфония веселобриячая», в котором призывают, чтобы он заботился о славе народа:

Твое в том старанє, в том твоя забава, —
Якъ бы мъла оздобу Россійская слава[573].

От патриарших писарей, при посредничестве киевских книгочеев, пришли к нам, а от нас в Москву, еще два пресловутых термина. Речь идет о названиях «Малороссия» и «Великороссия». Впервые название «Малая Россия» прозвучало на патриаршем синоде в 1303 году, когда по просьбе галицко-волынского князя Юрия патриарх основал новую галицкую митрополию[574].
Название «Великая Россия» встречается впервые в грамоте патриарха с 1354 года[575].
«Эти термины чисто искусственного книжного происхождения»[576].
К половине XIV ст. термин «Малая Русь» означает Галицко-Волынское княжество, «в противоположность к целому Русскому государству, созданному киевскими князьями»[577].
 По греческой исторической аналогии византийский патриарх начинает называть Галицко-Волынскую митрополию «малорусской» (Микра Россия), а залесскую «великорусской» (Мегале Россия)[578].
Патриарх и византийский император «начали называть изначально им известную Киевскую, Приднепровскую Русь — „Малой“, а Русь Залесскую, которая возникла перед их умственным взором, — Русью Великой»[579].

Древние греки имели обычай называть «Малой» страну, которая была колыбелью данного народа, а «Большой» — страну, позднее ими колонизированную. «Так, Малая Азия, в древнегреческом понимании, была прародиной азиатов, а Большая Азия — собранием их колоний. Малая Греция охватывала только южную часть Балканского полуострова (то есть Эпир, Фессалию, Аттику, Пелопоннес), а греческие колонии в Сицилии и вдоль берегов Апулии и Калабрии назывались Великой Грецией»[580]. От греков эти понятия перешли к Восточной Европе. Такое толкование этих терминов общепринятое. Вселенский патриарх, а по его примеру византийские императоры, после переезда митрополита на Залесье «стали называть митрополию Киевскую — „Малой Русью“, что по-гречески означало — главную Русь, а митрополию Московскую — „Великой Русью“, то есть по-гречески, колонией Руси, новой Русью»[582].

Подобное происхождение имеют названия Великая и Малая Армения, Великая и Малая Британия, Большая и Малая Польша. «Согласно терминологии греческих географов, известной еще с V ст. до Христа, название „Микро Россия“ означало ту часть страны, которая считалась прародиной данного народа. Наш древний северо-восток — Ростово-Суздальская земля, для Византии — „Rosia megale“, колония прародины»[583].

В свое время в античной Греции сложилась ситуация подобная той, которая возникла со временем в Русском государстве. Рядом с метрополией Элладой — образовались в Италии, Передней Азии, в южной Украине и других районах Средиземноморского бассейна колонии, часто с эллинизированным (огреченным) населением. Возникла потребность в терминологическом различении между метрополией и колониями. Собственно Грецию (Элладу) назвали «Малой Грецией» (Микра Геллас), а разбросанные по морским побережьям Средиземноморского бассейна колонии — «Великой Грецией» (Мегале Геллас). Впервые термин Великая Греция в этом понимании употребил древнегреческий историк Полибий.

«Термин „Россия“, „Малороссия“, „Великороссия“ и все производные от них слова — это произведение вселенских патриархов, которые были вынуждены проводить различия между „украинцами“ и „москалями“ и теми территориями, что эти два народа населяли, а потому создали такие названия как „Мега Россия“ и „Микро Россия“, то есть „Великая“ и „Малая Россия“[584].

Российская историография не торопится рассматривать историю возникновения этих терминов. Об этом ничего, или почти ничего не говорится в академических курсах российской истории. Сам термин „Великороссы“ впервые использовал киевский лексикограф Памва Беринда в 1627 году в своем „Лексиконе славено-российского языка“.

С изменением церковной терминологической титулатуры, менялись титулы московских правителей. Иван III завел напыщенно-манерный византийско-татарский придворный церемониал и принял новый титул. Он стал себя называть царем (цесарь, кесарь) с церковным приложением „всея Руси“. К половине XV ст. царями называли византийских императоров и ханов Золотой Орды. „Свержение ига устраняло политическое препятствие, а брак с Софией давал этому историческое оправдание: Иван III мог теперь считать себя единственным в мире православным и независимым государем, какими были византийские императоры, и верховным правителем той Руси, которая была во власти ордынских ханов“

В XVII ст. после Переяславского соглашения московский царь Алексей принимает в 1655 г. титул „Всея Великая, Малая и Белая Руси самодержец“. Титул „Всея Великой и Малой России“ (без Белой) присвоен московскому царю от Украины именно во времена Переяславского соглашения.

Российский исследователь этот вопроса А. Соловьев вынужден признать, что „термины“ „Великая“ и „Малая“ Русь с 1654 г. вошли в российский язык и политическую терминологию под влиянием киевской учености и приобрели греческую окраску — „Великая и Малая Россия“. Эти названия пришли в Москву из Киева, происходя своими корнями из Византии»[587].

Авторами были, ясное дело, представители религиозных кругов, люди, знающие греческий язык и греческую церковную терминологию, хотя наивысшая украинская церковная иерархия во главе с тогдашним митрополитом Сильвестром Косивым, наверно, к этому никакого отношения не имела. Митрополит Сильвестр не принимал участия в переговорах с Москвой, потому что в его глазах это было опасной и нежелательной политической авантюрой. Как удостоверил чернобыльский протопоп, когда ему и киевскому духовенству пришлось все же таки встречать в Киеве московских послов, то они «за слезами мира не видели, а митрополит от сожаления аж обмирал»[588].
Так что термин «Великая и Малая Русь» привели в действие мудрагели, которые стояли на низших ступенях церковной иерархии и которые совсем не задумывались о последствиях, к которым приведет этот печальный шаг.

В специальной работе «Великая, Малая и Белая Русь», посвященной этому вопросу, М. Грушевский объясняет причину возникновения этих наименований: «Отдавая Украину под царскую руку и надеясь с царской помощью привести к концу свою борьбу с Польшей, гетман и руководящие украинские круги могли думать, что теперь наконец можно будет собрать все свои земли, „где жили русские люде благочестивые“ и церкви были „непосредственно под гетманским рейментом“ (руководством), посредственно под рукой царя как верховного протектора Украины.

Наделяя его титулом „государя Малой России“, они, наверное, так и мыслили, что с помощью Москвы можно будет объединить земли киевской митрополии, приобщить их к Казацкой Украине, и таким образом царь будет их покровителем, государем Великой и Малой Руси.

Однако тут же ближайшие месяцы принесли досадные разочарования в тех планах, которые украинские политики возлагали на Москву. Царь не хотел удовлетвориться той ролью, которую ему отвели украинцы — протектора и сюзерена свободной Украины, который бы ей помогал своим войском, пользовался ее помощью в своих нуждах, и более того — собирая с нее титулом своего сюзеренства какую-то годовую дань и не мешался во внутренние украинские дела.

Нет, царь хотел править на Украине, а те земли, которые общими силами приобретали украинские и московские войска, он хотел забирать под свою власть, а не оставлять под гетманским рейментом. Это выяснилось очень скоро, уже в летной кампании 1654 г. в Беларуси, где казацкое войско под предводительством Ивана Золотаренко вело дело к тому, чтобы приобщить добытые территории к Гетманщине и оказачить население, а московское правительство этого не хотело, и между московскими воеводами и казацкой старшиной началась явная конкуренция, которая временами приводила к явным коллизиям.

То же самое на следующий год оказалось и в общих казацко-московских операциях под предводительством самого гетмана и боярина Бутурлина в Западной Украине, и гетман в конце концов прекратил здесь операции и оставил войну для того, чтобы не пустить в здешние города московские отряды, как того хотели москали, а оставить их свободными от Москвы. Так объяснил гетман шведскому королю.


Со второй половины XVII ст. и в первой половине XIX ст. «Малороссия» совпадает с Гетманщиной (со временем Полтавщина и Черниговщина, туда же входил Киев) в противоположность землям Войска Запорожского и Слободской Украины. В официальных правительственных документах «Малороссия» — это почти всегда Черниговщина и Полтавщина.

Новороссия - земли Войска Запорожского
Для земель Войска Запорожского (степная Украина) царское правительство придумало название «Новороссия». Слобожанщина или Слободская Украина охватывала современную Харьковскую и часть Сумской, Донецкой, Луганской областей, а также юг Белгородской, Воронежской, Курской и частично север Ростовской областей и в правительственном языке называлась «Слободской Украиной». Для Сковороды «Малороссия» это только Полтавщина и Черниговщина, но не Слобожанщина.

«В XIX ст. название „Малороссия“ растянули на Волынь и Подолье. В российских школьных учебниках по географии вплоть до самой революции территория Малороссии ограничивалась шестью губерниями: Волынью, Подольем, Киевщиной, Черниговщиной, Полтавщиной и Харьковщиной; тогда как Бессарабия, Херсонщина, Екатеринославщина и Таврия представляли „Новороссию“»[591]. Приятель Шевченко, историк и этнограф Николай Маркевич считал Малороссией «те земли, которые заселены и сегодня малороссиянами, то есть народом, который имеет одинаковые обычаи, одинаковые верования и одинаковую одежду, один и тот же быт и, в конце концов, самое главное: одно и то же наречие».




Tags: Украина, история, русь
Subscribe

Posts from This Journal “Украина” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments