istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Дань или не дань (ч. 2)

Московские княжества  как Улус Золотой Орды


Публичная власть над Северо-Восточной Русью хана Орды проявлялось в следующем: Орда появилась как продукт завоевательной и уже затем административной деятельности. Причем, деятельность административная тоже осуществлялась военными: «Лагерь каждого из армейских командиров становился центром местной администрации. Следует помнить, что, в отличие от императорской гвардии, армия не находилась на постоянной службе; предполагалось, однако, что возможно проведение мгновенной мобилизации. Для достижения этой цели вся страна была поделена на множество военных округов, соответствующих размеру и численности армейских соединений и названных на основании их распределения. Так, наиболее крупные районы были известны как тумены; каждый тумен подразделялся на тысячи, сотни и десятки. В каждом таком районе, вплоть до сотни, находился руководящий штаб соответствующего армейского соединения, который в случае необходимости служил центром мобилизации. Районные штабы становились центром гражданской, равно как и военной, администрации. Через них были организованы и поддерживались системы почтово-конной (ям) и курьерской служб, а также сбора налогов. Таким образом, каждый командир более крупного армейского соединения становился одновременно гражданским наместником района» (Вернадский Г. В. Монголы и Русь. Тверь ; М., 1999. С. 130–133.)

Вершиной ступенчатой организации военно-гражданской системы был хан, как главное лицо в армии и государстве. При ханах существовал высший совещательный орган и высшие представители исполнительной власти. Покоренные земли тоже охватывались названной централизованной военно-чиновничьей организацией публичной власти. «Диван посылал в покоренные земли своих чиновников-баскаков. Баскаки были на Руси, в Камской Булгарии, на Кавказе, в причерноморских городах и в Средней Азии» ( Всемирная история. В 24 т. Т. 8. Крестоносцы и монголы. Минск : Литература, 1998. С. 489.)

В дальнейшем, постепенно, как и в других монгольских улусах, по мере развития феодализма и военного ослабления Орды, система публичной власти хана в завоеванных землях изменяется. Военный государственный уклад значительно смягчается. В плане ограбления покоренных территорий наблюдается постепенное смягчение и передача функций сбора дани для хана, местной аристократии. Взамен ступенчатой военизированной административно-территориальной системы наблюдается рост полномочий местной знати. Подчиненная Орде Северо-Восточная Русь часть продолжительности русско-ордынских отношений принимала навязываемую ей административно-политическую организацию публичной власти хана, в целом повторяла организацию ее в Орде и динамику ее изменения.

Русь была разделена на тьмы, примерно повторяющие границы княжеств. Тьмы первоначально управлялись ордынскими чиновниками, княжества управлялись в пределах их компетенции князьями на основании ярлыка хана. «Для поддержания своей власти и сбора дани монголы создали на Руси баскаческую военно-политическую организацию. По русским княжеским центрам монголы посадили своих воевод-баскаков. Во Владимире сидел старший баскак, которому подчинялись все остальные. Баскаки имели свое управление. В их распоряжении находились специальные военные отряды, командный состав которых состоял из завоевателей, рядовой – в основном из набранного насильно, местного населения. Баскаки следили за взиманием дани, выполнением повинностей, осуществляли контроль за деятельностью князей». (Всемирная история. В 24 т. Т. 8. Крестоносцы и монголы. Минск, 1998. С. 491.)

Многочисленные летописные свидетельства подтверждают сказанное. В повести о мучении св. Михаила Черниговского сказано о том, что Батый поставил наместников и властей своих по всем городам русским (Никоновская летопись. Т. X. М., 2000. С. 130. (Полное Собрание Русских Летописей).
В рассказе об Ахмате, баскаке курском, летописец говорит, что Ахмат держал баскачество курского княжения, другие же татары держали баскачество по иным городам, во всей Русской земле и были велики (Там же. С. 162.). (А ведь Курск это крохотный городок в Руси XΙΙΙ-XV вв., но имеет баскака).

Под 1262 г. летописец говорит, что по всем городам русским был совет на татар, которых Батый и его сын Сартак посажали по всем городам русским властителями (Там же. С. 143.).

Лаврентьевская летопись воспроизводит всю десятичную систему управления ордынскими чиновниками Русью: «Тое же зимы приехаша численици, и счетоша всю землю Суждльску, и Рязаньскую, и Муромьскую, и ставиша десятники, и сотники, и тысящники, и темники» (Лаврентьевская летопись. Т. I. М., 1926. Стб. 474–475. (Полное Собрание Русских Летописей).

В той же летописи и у Татищева находим подтверждения наличия у баскаков сильных вооруженных отрядов (Новгородская I летопись. Т. III. М. : Языки рус. культуры, 2000 С. 319. (Полное Собрание Русских Летописей).

 Проезжая по русским землям в 1246 г., Плано Карпини пишет о татарских «префектах» в завоеванных ими землях: «Башафов (Baschathos), или наместников, своих они ставят в земле тех, кому позволяют вернуться; как вождям, так и другим подобает повиноваться их мановению, и если люди какого-нибудь города или земли не делают того, что они хотят, то эти башафы возражают им, что они неверны Татарам, и таким образом разрушают их город и землю, а людей, которые в ней находятся, убивают при помощи сильного отряда Татар, которые приходят без ведома жителей по приказу того правителя, которому повинуется упомянутая земля, и внезапно бросаются на них, как недавно случилось, еще в бытность нашу в земле Татар, с одним городом, который они сами поставили над Русскими в земле Команов»  (Карпини Д. История Монгалов. М., 1957. С. 56.).

 В определенный период русско-ордынских отношений, чтоб управлять населением и администрацией в своих княжествах, русские князья должны были дополнительно получить для себя ханское утверждение на это управление. Князья наделялись от хана полномочиями и обязанностями по управлению русскими землями, были ответственны перед ханом за свои управленческие действия и результаты. Только так князья могли стать носителями политической власти в княжестве, только будучи исполнителями ханской власти и волеизъявлений. Только так они могли быть князьями, управляющими делами в княжествах, а не «князьями без княжеств».

Наделение полномочиями по управлению княжеством не было бессрочным. Хан мог отнять данные полномочия, передав их другому князю, соответствующим образом легально это оформив – выдачей ярлыка. Когда умирал хан, у следующего хана русские представители светской и духовной власти в русских землях заново получают новые утверждения по управлению своими землями, их населением, паствой, с соответствующими обязанностями. Например: «…Того же лета Бердибекъ царь въ Орде седее на царьстве, а отца своего оубилъ, а братью свою побилъ. А Олексии митрополить прииде изъ Орды, а князь велики Иванъ и вси князи Роусьскыи и князь Василии Михаиловичь поидоша въ Ордоу. А князь Всевололъ тако же поиде въ Ордоу» (Рогожский летописец, Тверской сборник. Т. XV. М., 2000. Стб 66. (Полное Собрание Русских Летописей).

В этот период положение князя к хану определяется такой цитатой: «… сидит на коленях и холопом называется, дани хотят, живота не чает» (Ипатьевская летопись Т. II. М., 1962. Стб. 808. (Полное Собрание Русских Летописей).
В этот период ярлык дает княжение и положение среди других князей: «И отпустиша и с честью великою, давше ему старъишиньство во всеи братьи его» (Лаврентьевская летопись. Т. I. М., 1926. Стб. 473. (Полное Собрание Русских Летописей).

«Князь Дмитрий Михаиловичь Тверский, внук Ярославль, съ пожалованиемъ отъ царя Азбяка на великое княжение Володимерское» (Никоновская летопись. Т. X. М., 2000. С. 188. (Полное Собрание Русских Летописей).
В этот период ханской волей легко нарушались русские обычаи наследования стола.
На этом этапе князья должны были хану служить, иначе они не будут княжить, возможно, не будут и жить, а их земли подвергнутся разорению: «Здума Андреи князь Ярославич с своими бояры бегати, нежели цесаремъ служити, и побеже на неведому землю со княгынею своею и с бояры своими. … «» … И погнаша Татарове в след его (Андрея Ярославича), и постигоша и у города Переяславля. Богъ же сохрани и молитва его отца. Татарове же россунушася по земли и княгыню Ярославлю яша, и дети изъимаша, и воеводу Жидослава ту убиша, и княгыню убиша, и дети Ярославли в полонъ послаша, и людии ещисла поведоша до конь и скота, и, много зла створивше, отидоша» (Лаврентьевская летопись. Т. I. М., 1926. Стб. 473. (Полное Собрание Русских Летописей).

Это было не просто формальное признание власти хана, не просто принятие от него ярлыка в процессе исполнения традиционной унизительной процедуры. Это профессиональное, подчиненное участие князей в исполнительном, административном осуществлении в русских землях власти хана. Управление от имени хана, должно сочетаться с реальным управлением для хана, с выполнением всех его распоряжений, с высшим властным характером решений хана как высшего представителя публичной власти. Михаил Тверской и Иван Калита известны сбором дани для хана, Александр Невский известен жестоким принуждением новгородцев к переписи, осуществляемой ордынскими «численниками».
Назипов Ильгиз Ильдарович

Tags: дань, история, орда
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment