istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

Письма крымчан: «Как из голодного края приехали»


Крымчане делятся впечатлениями о российских  туристах

Автомобилей на дорогах Керчи – море, но беда в том, что по коду региона не определить, действительно ли транспорт принадлежит приезжим, или это легковушки горожан. По российским законам пока еще можно не перерегистрировать купленный хоть в Хакасии, хоть в Калининграде транспорт по месту прописки владельца. А очень бы хотелось знать, откуда понаехали эти руссо-туристо, из каких таких заброшек и тмутараканей занесло их по мосту.

В одном из керченских «Пудов», пришедших на смену украинской сети АТБ, завороженно рассматривает витрины семья, как выяснилось при посадке в авто, из Нижегородской области. Отец семейства, будто жена его год голодом морила, набрасывает в корзину несколько палок копченой колбасы, сыр, пакеты с молоком, упаковки яиц, пачки печенья, хватает под мышку огромный арбуз. Жена его тем временем отбирает в пакет явно недозрелые персики, перемещается к полкам с хлебом и берет плюшки, на которых сидел кондитер, черный и белый хлеб – причем, на все это она смотрит с таким вожделением, что кажется, будто и она провела год на диете. Их сынишку с трудом удается оторвать от батареи бутылок со сладкой водой, только поддавшись на его уговоры купить двухлитровки с надписью «Крым», в которые налита разноцветная жидкость.
Магазин в Керчи, иллюстрационное фото
Магазин в Керчи, иллюстрационное фото

Ко «Фрешу» не подъехать: все парковочные места заняты преимущественно иногородним транспортом, из которого вываливаются подгоревшие оголенные тела. Они толпами заваливают в магазин, хватают тележки и набивают их выпечкой, кулинарной продукцией, алкоголем, мороженым, минералкой, сырами, колбасой, сладкими творожками, недоспевшими сливами и персиками, на ценниках которых значится «Бахчисарай», и всей этой снедью забивают багажники. Местные, видя эту картину, комментируют, посмеиваясь: «блатные или голодные», «как из голодного края приехали».

Утром застаю возле дома такую картину: женщина в ярком сарафане и пляжной шляпе ползает под деревом алычи с пакетом в руках и накладывает в него собранные с асфальта ягоды. Да никакой керченский пацан не опустится до того, чтобы собирать мятую алычу с дороги. Зелень сорвать с дерева – это да, пожалуйста, спелую фруктину своровать с дерева у чужого дома – тоже в наших традициях, но, чтобы есть с асфальта мятую алычу – увольте… Увидев меня и засмущавшись, женщина говорит: «Вчера здесь столько ягод было, а сегодня…». «Идите чуть выше к дороге. Там два дерева алычи желтой растут, под ними ягод насыпалось», – объясняю ей. И она, поблагодарив, радостная, быстро побежала по дороге вверх.

Жители частного сектора поблизости моря устали реагировать на набеги отдыхающих, которые не могут спокойно пройти, чтобы что-нибудь не сорвать с растущих у домов деревьев.

«Саранча, – говорит мать одноклассника, чей дом стоит на углу спускающейся к дикому пляжу улицы. – Сожрали даже завяленную на солнце вишню с макушки, до которой мне не добраться. Сливу объели до веток, влезают на забор, чтобы дотянуться до инжира. В доме напротив изгородь из ежевики, так ягоду сметелили, не дав почернеть».

На соседней улице почти у каждого дома растет грецкий орех, которому еще зреть и спеть, но шаловливые ручки приезжих тянутся и к ним. «Выхожу из дома и вижу: пацанчик набивает карманы зеленым орехом, а на дороге родители его ждут, – рассказывает Людмила. – Да не жалко мне для ребенка, но говорю ему, не рви, он зеленый, горький, еще заболит живот. А он мне: «Тетенька, я никогда не видел такого, можно сорву, друзьям дома покажу».

Мне мальчишку жалко стало, во двор завела и родителей его позвала. Они первый раз увидели, как виноград растет. Селфи наделали на фоне винограда, кисти зеленых ягод снимали, как диковинку. У меня в беседке блюдо с персиками стояло, угостила их, так мама мальчика чуть не расплакалась от впечатлений. Первый раз в жизни такие вкусные персики ела. Говорит, у них в Кировской области продают персики, но твердые, аж хрустят на зубах – она и думала, что это обычный вкус персика. Они с мужем постоянно повторяли, что если бы у них так деревья фруктовые росли, как у нас, за забором, то все бы обнесли и еще на базар бы вынесли».



Рассказываю это на работе, а коллега говорит: «У нас та же история. Приехали друзья мужа из Тюмени, угощаем их дарами своей дачи, в том числе и огурцами, а они не едят: не обижайтесь, мол, мы их у себя наелись. Чуть ли не насильно им в рот сунули, а они спрашивают: «Это что, огурцы? Настоящие, домашние? Почему у них такой не похожий на наши огурцы вкус?». Муж смеется: «Это ж дикие огурцы, в грунте растут».

На маленьком районном рынке стал свидетелем, как две подгоревшие тетки с типично российским говором и такой же самоуверенностью допрашивали продавца домашних кур. «Бройлеры? – переспрашивает та, что постарше. – Это же наколотые антибиотиками, вредные для здоровья». «Да что вы! – пытается объяснить ей продавец. – Это порода такая, быстрорастущие куры. Дома выращиваем, сами едим, я уж почти десять лет здесь торгую – никто еще не отравился». «Да что вы мне сказки рассказываете! – возмущается тетка. – Я этих бройлеров еще с советских времен помню!». «Иди отсюда, людей нормальных не смеши! – говорит ей продавец. – Понаедут бог знает откуда и хтозна что мелют!».

Действительно, мелют. Потому что понаехи отличаются от коренных жителей не только манерой речи, поведением, одеждой, аксессуарами вроде забытых нами еще в 90-е годы барсеток, но и кулинарным менталитетом. Для них галаган, рачки, саламур, соте, форшмак, самса, кубете, тандырные лепешки – не только пустой звук, но и непонятный вкус. Они чужие даже на обычном рынке, где сто раз переспрашивают, что это за фрукт, тыча пальцем в инжир или нектарин. Они чужие нам, коренным крымчанам, даже в еде.

В нашем подъезде купили квартиру мурманчане, которые в сезон промысла кефали, на смех и удивление всем жильцам, покупают в соседнем магазине мороженую скумбрию, один в один ценой со свежей, в водорослях, рыбой.



В Крыму и Керчи есть не только национальные кулинарные традиции, но и свои, территориальные. Нигде больше вы не встретите таких преданных любителей хамсы, как в Керчи, и ее массовое поедание и заготовка в банках никогда не привьются к понаехавшим. Страшно подумать, что с приездом российских чужаков город утратит свой специфический кулинарный вкус, свою главную пищевую традицию, свою рыбацкую гордость, которая к «материковым» российским чужакам не привьется никогда. Они так и будут в разгар хамсовой путины покупать в магазинах вонючую перемороженную рыбу и рассматривать, как музейный экспонат, обычное варенье из ежевики и инжира.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин





Tags: #Крым
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal