istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Как московские князья служили Золотой Орде

УЧАСТИЕ МОСКВЫ В ВОЙНАХ ОРДЫ ДО 1380 ГОДА




1247-1249 годы. Участие войск Суздальских княжеств в походе Батыя против Хана Гуюка. В походе принимали участие князья Андрей и Александр, так называемый Невский. Именно после этого военного похода Андрей получил ярлык на великокняжеский Владимирский стол. (Подробнее см.: Л.Н. Гумилев "В поисках вымышленного царства".)




1258-1260 годы. "Берке-хан посылал русских ратников в войска (Хана) Хубилая". Из книги Л.Н. Гумилева "В поисках вымышленного царства", стр. 350. Подтверждение этого факта можно найти и в работе Г.В. Вернадского "Начертание русской истории", изданной в 1927 году в Праге, стр. 82. То есть, Суздальские дружины при Хане Золотой Орды, Берке, принимали участие в военных действиях Хана Хубилая, при завоевании Китая.

1262-1263 годы. "В 1262 году хан Берке начал войну с хулагидами за присоединение Азербайджана к Золотой Орде" (БСЭ, третье издание, том III, стр. 236.). В войнах, ведущихся Золотой Ордой на Кавказе, Суздальские, а позже Московские дружины принимали постоянное участие.

1269-1271 годы. Суздальские дружины принимали участие в войсках Хана Менгу-Тимура в военном походе на Византию – прародительницу православной веры, что лишний раз подтверждает факт переноса титула Царя в Московской церкви того времени с Византийского престола на татаро-монгольский. Напомню, что Орда была изначально православной страной: в 1273 году, еще за века до венчания московского князя Ивана III с Софьей Палеолог, правитель Орды Ногай женился на дочери византийского императора Михаила Палеолога – Ефросинии Палеолог. И принял православие (как и двуглавого византийского орла в качестве официального герба Орды).

1275 год. Суздальские части в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военном походе на Литву. А подробности таковы.

Как на то указывает "Хроника литовская и жемойтская": "Року 1272. Балаклай, великий царь татар заволских, которые были в той час найможнейшими межи иншими татарами", опять послал послов с требованием дани, в чем ему было отказано. Более того, татарским послам и их слугам были отрезаны губы, носы и уши и отосланы Балаклаю со словами, что такая участь ждет и его самого, если он не прекратит требовать от нас дани. Тогда с великою силою татар хан Балаклай пришел на землю литовскую (белорусскую), но князь Скиримонт Микгайлович, внук славного Радивила, встретил его во главе своих литовских (белорусских) полков на границе в Кайданове (ныне Дзержинск Минской области) и поразил наголову. В этом же бою погиб и Балаклай. После этой победы князь Скиримонт перешел Днепр и освободил Мозырь, Стародуб, Карачев, Чернигов, Туров.

Однако татары не успокаивались и в "Року 1276 Курдан солтан, царь заволский, мстяся забитого отца своего царя Балаклая, от литовских и руских князей (забитого) под Кайдановым, зобрал все орды свои Заволские, Ногайские, Казанскую, Крымскую и тягнул на руские князства, огнем и шаблею плюндруючи". (ПСРЛ, М.1975 г., т. 32, стр. 24).

"Того же лета ходиша татарове и Рустии князи на Литву", - под 1275 годом сообщает нам владимирский летописец. (ПСРЛ. М.1965 г., т.30. стр. 95).

Таким образом, принимая во внимание разницу между летоисчислением белорусского летописца, для которого год начинался с 1 сентября, и владимирского, для которого он начинался с 1 января, можно установить, что нашествие имело место осенью 1275 года по владимирскому летоисчислению или в начале 1276 года по белорусскому. Против этой силы выступил князь Новогрудский Тройнята Скиримонтович. К нему на помощь пришли два его брата, стоявшие во главе Карачаевского и Черниговского княжеств, Писимонт Туровский и Стародубский. Прибыл Великий князь Киевский Святослав, Семион Друцкий, Давид Луцкий, княжата Волынские.

Историк Е.Макаровский пишет в работе «Битва Куликовская, битва Окуневская…»:

«Татары же расположились станом за Мозырем, над рекой Окуневкой. Они прошли в район Припяти по южной окраине Владимиро-Суздальского княжества. Они не шли через Киевщину, князь которой, не в пример суздальским (будущим московским) князьям, в этот судьбоносный для Руси час выступил против татар, отказался платить им дань и был в числе победителей в Окуневском сражении.

Сюда, где расположился татаро-суздальский (татаро-московитский) стан, подошли и белорусско-украинские (литовско-украинские) рати и смело атаковали врага. Битва началась ранним утром и продолжалась весь день. Обе стороны дрались с большим ожесточением, но к вечеру сопротивление татар-суздальцев было сломлено, и они побежали. Преследование продолжалось до глубокой ночи. Лишь с небольшой частью сил Курдану удалось спастись. Много полегло в этом бою и литовско-украинского рыцарства. Полегли на поле боя Любарт Карачевский, Писимонт Туровский, братья Тройняты, Симеон Друцкий и Андрей Давидович.

Советский историк А.Н. Насонов указывает на то, что: "Летопись неохотно сообщает о походе татар в 1275 г. на Литву с участием "русских князей"; поход этот, между прочим, сопровождался опустошением тех русских земель, через которые проходили ордынские войска, а успех похода был более чем сомнительным; мы не знаем даже, кто из русских (московитских – Авт.) князей в нем участвовал". (А.Н. Насонов. Монголы и Русь. М-Л., 1940 г., стр. 63-64). Что еще может сказать московский историк о сражении, в котором Москва и Орда потеряли последнюю надежду на совместную власть над Русским Миром?

В то же время белорусские и литовские летописи говорят о том, что татаро-московские войска потерпели полное поражение и, исходя из вышеизложенного, нет никакого основания им не доверять. К тому же по количеству сошедшихся сил эта битва на реке Окуневка смело может быть названа битвой народов, а по своему значению она СТОИТ ГОРАЗДО ВЫШЕ Куликовской битвы. Потому что она положила конец татаро-монгольским притязаниям на все южные и западные земли Руси-Литвы и обеспечила нормальное экономическое и культурное развитие руско-литовского (белорусско-украинского) государства».

1270-1278 годы. Войска Суздальских Улусов в составе Ордынских войск под руководством татарских Темников осуществили завоевательный военный поход на Кавказ. "...другие князья - Борис Ростовский, Глеб Белозерский, Феодор Ярославский и Андрей Городецкий, сын Невского... - повели войско в Орду, чтобы вместе с Ханом Мангу-Тимуром итти на кавказских Ясов, или алан, из коих многие не хотели повиноваться Татарам и еще с усилием противоборствовали их оружию. Князья наши завоевали Ясский город... сожгли его, взяв знатную добычу, пленников и сим подвигом заслуживали отменное благоволение Хана... ходили и в следующий год... единственно исполняя волю Хана..." (Н.М. Карамзин "История государства Российского", том IV, стр.227.)

1281-1290 годы. Суздальские дружины в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военных завоевательных походах в Венгрию, в Польшу, в Иран. Все походы были неудачны, с большими потерями. Поэтому в русской литературе и истории о них говорится очень мало и вскользь.

1319-1320 годы. Хан Узбек во главе татаро-монгольских войск, с привлечением суздальских и московских дружин, совершил поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана.

1330 год и далее. Суздальские и московские военные дружины направлены в поверженный монголами Китай, где выступают в качестве отдельного полка гвардии, представляя Московский Улус в церемониальных торжествах.

"Обмен подданными для несения военной службы между Улусами Монгольской империи имел место еще в XIV в. Узбек, хан Золотой Орды, как Чингизид, имел в Китае большие земельные владения, с которых получал доход. Зато он поставлял из своего [большого] улуса воинов, русских [московитов] и ясов, в состав императорской [ордынской] гвардии, в Пекин. Там в 1330 г. был сформирован "Охранный полк из русских [московитов], прославляющий верность". Полк был расквартирован севернее Пекина, и в мирное время военнопоселенцы поставляли к императорскому столу дичь и рыбу" (Л.Н. Гумилев).

1335-1336 годы. Хан Золотой Орды Узбек совершил вторично поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана, куда, как всегда, привлекал войска Московского князя (БСЭ, издание третье, том 26, стр. 483).

1339-1340 годы. По указанию хана Узбека ордынские и московские войска пытались покорить Смоленское княжество, которое к тому времени уже вошло в состав ВКЛ. Поход войск оказался неудачным. Послушаем Н.М. Карамзина: "...Иоанн (Иван) Александрович, [князь Смоленский]..., вступив в союз с Гедимином [Великий князь Литовский], захотел... совершенной независимости... Узбек... отрядил Могольского Воеводу, именем Товлубия, и дал повеление всем нашим (московским и суздальским) Князьям итти на Смоленск... Казалось, что соединенные полки Моголов и Князей Российских [всего лишь москово-суздальских] должны были одним ударом сокрушить Державу Смоленскую, но, подступив к городу, они только взглянули на стены и, не сделав ничего, удалились!" (Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.286-287). На самом деле историк лукавит: они испугались белорусско-украинских войск, выступивших на стороне Смоленска.

1356-1357 годы. По указанию хана Джанибека, правившего в Орде с 1342 по 1357 годы, московские дружины принимали участие в военном походе Хана в Персию. Именно в войска на Кавказ был вызван и Митрополит Алексий, дабы лечить жену хана Джанибека - Тайдулу.

Вот два интересных факта из разных источников.

"Джанибек, хан Золотой Орды в 1342-1357, сын и преемник хана Узбека... Активно вмешивался во внутренние дела русских [то есть суздальских] княжеств и Литвы [Беларуси]... В 1356 Джанибек совершил поход в Азербайджан, захватил Тебриз и посадил там наместника... На обратном пути в Орду Джанибек погиб [1357 год]" (БСЭ, третье издание, том 8, стр. 192).

"Жена Чанибекова [Джанибека], Тайдула, страдая в тяжкой болезни, требовала его [Митрополита Алексия] помощи... Алексий поехал в Орду с надеждою на Бога и не обманулся, Тайдула выздоровела... Завоевав в Персии город Таврис... и навьючив 400 вельблюдов взятыми в добычу драгоценностями, сей Хан был (в 1357 году) злодейски убит сыном Бердибеком... Митрополит, очевидец столь ужасного происшествия, едва успел возвратиться в Москву" (Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.315-316).

Белинский: «Как видим, даже Митрополиты были не вольны в своих действиях. Беспрекословно исполняли повеления Хана, сопровождали его в военных походах, годами жили при ставке Царя-Хана, восхваляли Ханов в храмах как наследников Бога на земле, призывали народ к повиновению единому Царю-Хану. Православная церковь Суздальской земли, а позже Московии, усердно и честно служила единому татаро-монгольскому государству. Она была необходимой и составной частью единой Империи и никогда не противилась этому предназначению. Московская церковь цементировала устои Ордынского государства. Князей, пытавшихся бунтовать против татар, зачастую отлучала от церкви или проклинала. И всякие измышления "великороссов" о так называемой независимости Московской церкви от Ханов – это очередная ложь Российской империи».

Белинский также обращает внимание, что «военный поход 1356-1357 годов проходил уже при жизни второго, так называемого святого РПЦ Москвы, Димитрия Донского. То есть будущий московский князь Димитрий воочию видел, какие жестокие военные законы существовали в его Отечестве - Золотой Орде. …Военное соучастие и повиновение Золотоордынскому Хану, как наместнику Бога на земле, было святой обязанностью московского князя - сии познания Димитрий Донской усвоил, как видим, с детских лет».

А далее он в книге «Страна Моксель» пишет:..

«И, как всегда, возникают закономерные вопросы:

- Почему российские историки так яростно оспаривали факт освобождения Киевской Руси от татаро-монголов в 1319-1320 годы?

- Зачем сознательно запускали "примес лжи" [Карамзин писал об использовании им «примеса лжи» в «Истории…»] в этот вопрос?

Для ответа необходимо всего лишь найти, в чем состоит московский интерес. И ларчик откроется вмиг. …Московия заполучила великокняжеский стол только в 1328 году, при Иване Калите, после жестокого погрома Твери. Именно тридцатые-шестидесятые годы XIV века стали изначальными годами становления Московского великокняжеского Улуса. Посему российские "писатели истории" сознательно умалчивали, что Киев отвоевал свою свободу у татаро-монголов еще в те времена, когда Москва и Московия не получили даже статуса великокняжеского. Они всегда проповедовали: мол, в 1380 году Московия показала свою силу, почти государственную, на Куликовом поле, а Киевская Русь всего лишь ушла под Литву. Как видим, одна "великорусская" ложь покрывалась следующей. Во благо Московской державы!

Но мы считаем, что в данном случае литовские и немецкие летописи более объективны, и необходимо пользоваться ими. Эти летописи еще в XIII веке именовали Галицких и Волынских князей князьями "всей земли Руской". В те годы Московия даже не ведала, что это за понятие - Руская держава, ведь северных Рюриковичей до конца XVII века сначала именовали князьями Суздальской земли, а позже князьями Московскими - московитами. И не иначе! При этом необходимо помнить, что до XVI века о Московии как о самостоятельном государственном образовании вообще нельзя вести речи. Даже в царской России в конце XIX века не отрицали эту мысль. Московия до XVI века оставалась в составе единого государства - Орды на правах рядового Улуса. И этнос Московского улуса оставался преимущественно финно-татарским».

Продолжение следует






Tags: история, орда
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “история” Tag