istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

Почему на РФ жгут книги



В Республике Коми сожгли десятки книг. Еще сотни — изъяли из библиотечных фондов. «Запрещенными» оказались классические учебники, по которым занимаются в ведущих российских вузах, написанные профессорами МГУ, ВШЭ и других.

По данным местного минобраза, в Ухте рекомендовали изъять 413 книг. В Воркутинском политехническом техникуме — 14. Там эти учебники уже изъяли и готовят акт об их списании. Сами издания будут «утилизированы с помощью уничтожителя бумаг». В Воркутинском горно-экономическом колледже 53 книги уже сожгли.

В Воркуте, где, кстати, очень много хорошо образованных и интеллигентных людей, работающих в библиотеках, книги сжигали на заднем дворе.

«Это откровенно странный поступок — сжигать книги вне зависимости от их содержания, — говорит первый проректор ВШЭ Лев Якобсон «Газете.Ru». Его книга «Экономика общественного сектора. Основы теории государственных финансов» изъята из республиканских библиотек. В 2004 году ученый-экономист Лев Якобсон получил благодарность от президента России.

Под запретом оказалась и книга «Экономика человека: учебное пособие для высших учебных заведений» доктора экономических наук из РАН Ирины Соболевой, написанная совместно с уже умершим Виктором Марцинкевичем.

«Я первый раз слышу, чтобы книги сжигали и уничтожали, это, конечно, очень большая глупость, хотя в провинции всегда было сильно желание угодить властям, — говорит она «Газете.Ru». — Джордж Сорос в 1990-е годы много денег тратил на поддержку российской науки и ученых и издавал разные книги: и хорошие, и не очень. Конечно, кто платит — тот и заказывает музыку, существует такое мнение, я лично не принадлежу к ВШЭ и не разделяю их идеи, но я против того, чтобы их не издавали — а это все-таки разные вещи. Люди, конечно, должны знать различные мнения и взгляды. Влияние Фонда Сороса на российских ученых огромно, может, то, что происходит в нашей экономике, во многом сформировано под этим влиянием, но, с другой стороны, иной возможности у ученых издавать свои книги тогда не было».

В списке «нежелательных» в Республике Коми и недоступных теперь читателям есть и классические учебники, по которым занимаются в МГУ.

«В списке книга моего хорошего друга заведующего кафедрой социальной философии Карена Хачиковича Момджяна, — недоумевает Владимир Миронов, декан философского факультета МГУ. — У него яркие книги, и он всегда находился в определенной оппозиции господствующим концепциям».

Миронов возмущен, что в список попала и книга Юрия Мельвиля, который долгое время заведовал кафедрой истории зарубежной философии МГУ. «В этом списке очень многие люди, которые имели непосредственное отношение к образованию в 1990-е годы. Многие из них и сейчас действующие и уважаемые специалисты.

А учебник по логике Бочарова и Маркина сейчас переиздан в расширенном виде в серии «Классический университетский учебник». Это признано классикой!

Местные власти заявили тогда, что книги «пропитаны пропагандистскими стереотипами нацизма». Такие заявления вызвали недоумение со стороны правозащитников, которые напомнили, что сам Сорос в подростковом возрасте пережил ужасы нацистского режима в Венгрии.

Практика сожжения книг была распространена в нацистской Германии в 1930-е годы. Нацисты устраивали на улицах городов костры, в которых сжигали книги известных немецких и мировых авторов, которых они считали ненужными для немецких граждан.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal