istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Рабовладелец всегда звался "государем"

Ещё один аргумент, который говорит о том, что Московия не Русь, а русские не славяне.

Говоря о  вотчинно монархическом правлении, которое сложилось в период истории Московского государства следует обратить внимание на любопытный этимологический факт. У ранних славян для обозначения главы семейства, обладавшего всей полнотой власти над имуществом семьи, равно как и над жизнями ее младших членов (которых он мог продать в рабство), одновременно использовались два слова: "господин" (или "господ") и "государь" (или "господар"). Эти слова родственны многим терминам индо-европейского словаря, касающимся дома и его противоположности - незнакомца, таким как латинское hostis ("чужой, враг") и hostia ("жертвенное животное, жертва") и английские антонимы host ("хозяин") и guest ("гость"). 

В документах Киевского и раннего удельного периодов слова "господин" и "государь" употреблялись вперемешку для обозначения и правителя и владельца, что не удивительно ввиду отсутствия сколько-нибудь серьезного различия между властью и собственностью на этом этапе исторического развития Руси. Из этого правила было одно важное исключение, а именно что рабовладелец всегда звался "государем". К концу удельного периода произошло размежевание значений: "господин" стал относиться к власти в публичной сфере, а "государь" - в частной.

Обращаясь к удельному князю, вольные люди обыкновенно звали его господином. Новгород тоже называл себя "Господином Великим Новгородом". "Государь", с другой стороны, стал в конце концов обозначать то, что у классических греков называлось бы despotes'om, а по латыни - dominus'om Князь был "господином" вольных людей, живущих в его уделе, и "государем" для своих рабов. В своем поместье обычный вотчинник также назывался "государем" еще в XVII в.

Таков был обычай, покуда Москва не заняла главенствующего положения в стране. Собственнический характер княжеской власти в Московском государстве отражается в том, что цари избавились от этого терминологического различения и требовали, чтобы их величали исключительно государями. Этот обычай повелся с начала XV в. и, возможно, представлял собою намеренное подражание монгольской традиции. Иван III ставил титул государя на своих монетах и печатях и требовал, чтобы именно так его и величали. После того, как на трон сел Иван IV, "государь" сделался частью официального титула российских правителей и начал использоваться во всех официальных документах.

Очевидно значение того факта, что термин, обозначающий "суверена" в современном русском языке, произошел из словаря частного права, от cлова, обозначавшего собственника, и в особенности собственника рабов. Термин "государство", в отличие от английского state, не подразумевает различия между частным и публичным, между dominium'om и imperium'om; оно представляет собою чистой воды dominium, обозначая "абсолютную собственность, исключающую иные виды собственности и подразумевающую за своим обладателем право пользования, злоупотребления и уничтожения".


Английский термин state ("государство") и его аналоги происходят от латинского status, передающего значения звания, порядка, устроенностн,- иными словами, от понягия, подразумевающего правовые отношения, В понятии "государя" эти оттенки полностыо отсутствуют.

Как сообщают летописи, в марте 1477 г. новгородские представители прибыли в Москву на аудиенцию к великому князю. Во время переговоров новгородцы, явно безо всякого умысла, обратились к Ивану с титулом "господарь", вместо, как было у них принято, "господина". Иван тут же ухватился за эти слова и на следующий месяц отправил в Новгород своих представителей осведомиться, какого это "государства" захотела его вотчина. Новгородцы в панике отвечали, что не давали никому полномочий называть великого князя "государем". В ответ на это Иван снарядил войско и в ноябре, когда подсохли болота, преграждающие подступы к городу, появился у стен Новгорода.

Склоняясь пред неизбежным и пытаясь спасти; что можно, новгородцы просили Ивана, чтобы признание его своим "господином государем" не привело и к. концу их традиционных вольностей. Они просили, чтобы назначенный царем в Новгород наместник вершил суд и расправу совместно с новгородским представителем, чтобы с города взималась твердо установленная подать, чтобы гражданам Новгорода не грозило насильственное переселение или конфискация имущества и чтобы их не заставляли служить царю за пределами своей земли. Иван с раздражением отверг эти условия: "князь великий то вам сказал, что хотим господарьства на своей отчине Великом Новгороде такова, как наше государьство в Низовской земле на Москве; и вы нынечя сами указываете мне, а чините урок нашему государьству быти: ино то которое мое государьство?"

В конце концов Новгороду пришлось сдаться и распрощаться со всеми своими вольностями. Он согласился упразднить все институты самоуправления, включая вече; вечевой колокол, веками созывавший граждан на сход, был снят и увезен в Москву. Настаивая на упразднении веча, Иван вел себя точно так же, как монголы, когда они завоевали Русь за два столетия до этого. Новгородцам удалось добиться у своего нового повелителя лишь обещания, что им не придется служить за пределами новгородской территории. То было не право, а лишь любезность с царской стороны, и вскоре она превратилась в пустой звук.

* Патриаршая или Никоновская Летопись, Полное Собрание Русских Летописей, СПб., 1901 хii, стр. 170 и далее.


Tags: история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Posts from This Journal “история” Tag