istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Как выглядели русы и князья руские

Описание внешнего облика и «прически» русов, самым ярким из которых является описание внешности великого князя Святослава Игоревича у Льва Диакона (кн. 9, гл. 11):
«Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светлыми глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, на одной стороне ее свисал клок волос – признак знатности» (Лев Диакон. История. М., Наука, 1988, с. 82)

В эпоху эпоха иконоборчества изображения Христа с девственно чистым лицом ангела  (Христос Добрый Пастырь, Христос Диоген пр.) (См., напр., Мифы народов мира. М., Советская энциклопедия, 1991. Т. 1, илл. на с. 503. Семенов Ф. Ф., Кириллова А.А. Альбом по истории средних веков. М., ГУПИМП РСФСР, 1960, с. 17 и т. д) были большей частью уничтожены и сменились по ее окончании иконами ближневосточной, сирийской школы, где Христос был представлен с бородой и усами. И средневековые христиане, свято помнившие слова Библии об «образе и подобии» (Быт. 1:26) и ориентируясь на новые иконы, стали отпускать бороды и усы. Франкский хронист Адемар Шабанский пишет о русах рубежа X–XI вв.: «… пришел в Россию некоторый греческий епископ… и заставил их принять обычай греческий относительно рощения бороды и всего прочего» (Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., Молодая гвардия, 1997, с. 173.). Из этого ясно видно, что «ращение бороды» для русов Х в. был «обычай греческий», пришедший вместе с христианством. До того русы, очевидно, брились.

Обычаи русов

Святослав не был исключением среди русов. Лев Диакон прямо говорит, что обликом князь «ничем не отличался» от своих приближенных. Как намек на отличие можно вспомнить лишь одинокий «клок волос – знак знатности рода».

Сохранились прижизненные изображения русских князей X–XI вв. – на монетах Владимира I – сына Святослава – и его внука Святополка I (Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие древнейших монет России. (Сводный каталог русских монет X–XI вв., Л., Искусство, 1983, с. 61. Авторы прямо проводят параллель между изображениями на монетах и описанием Святослава у Льва Диакона.). В Новгороде найдена печать Ярослава Мудрого с портретным изображением князя (Янин В. Л., Гайдуков П.Г. Актовые печати Древней Руси Х – XV вв. М., Интрада, 1998, с. 19, илл. на с. 259.). Сохранился барельеф, где изображен  Изяслав Ярославич (История искусств народов СССР. М., Изобразительное искусство, 1973, с. 391.). Его брат Святослав запечатлен на миниатюре носящего его имя изборника (Рабинович М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., Наука, 1988, цв. вкл., л. 1.).

На монетах невозможно разглядеть прическу, очевидно одно – это не длинные волосы (что изобразить их было в силах чеканщиков, становится ясно, стоит перевернуть златник Владимира, на реверсе которого изображен Христос с длинными волосами и бородой). Волосы не выбиваются из-под короны или шапки. Бороды также нет, видно лишь длинные усы, обрамляющие голый круглый подбородок.
Впечатляет внешность Ярослава Владимировича. На печати мы видим  – перед нами типичный европейский рыцарь X–XI вв., в коническом шлеме с наносьем, из-под которого торчат в стороны длинные усы. Бороды нет, волосы не видны из-под шлема.

На киевском барельефе мы видим прическу византийского образца – расчесанные на пробор волосы с локонами на уровне ушей. Принадлежит ли эта прическа реальному князю или иконописному канону св. Димитрия, совершенно неясно. Одно можно смело признать портретной чертой Изяслава – выбритый подбородок и загнутые книзу усы. Византийцы той эпохи бород не брили!
Наконец, в Изборнике Святослава видим: волосы ни у князя, ни у его пяти сыновей не видны из-под шапок, открывающих уши. Лица княжичей голые. Подбородок князя покрыт щетиной (но не бородой!). Под носом – небольшие, густые, загибающиеся книзу усы.
К изображениям стоит добавить описание. В «Сказании о Борисе и Глебе», составленном, как предполагают, в XI веке, можно прочесть описание старшего из братьев-мучеников: «Телом был красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в талии, глазами добр, весел лицом, возрастом мал и ус молодой еще был» (Памятники литературы Древней Руси XI – начала XII века. М., Художественная литература, 1978, с. 303). В этом описании, вероятнее всего, восходящем к воспоминаниям очевидца, описаны усы князя, но ни слова про бороду, ни про волосы, в отличие от позднейших икон, написанных уже под влиянием византийских мод и иконописных канонов.

Итак, по обозрению имеющегося у нас материала можно уверенно сказать: облик князя Святослава Игоревича отнюдь не был его личной причудой. Русы IX–XI вв. брили бороды, а до XI в. – и головы, что говорит о славянском, а не норманнскком происхождении Руси, поскольку норманны были бородастые, волосастые, нечёсаные, небритые и вонючие.

Арабские авторы, описывая русов, редко говорят об их прическе. Этому есть два объяснения: во-первых, снимать головной убор вне дома противоречило обычаям русов. Выражение «опростоволоситься» по сей день сохранило неодобрительный смысл. Русские князья XI в. даже в церкви (!) стояли с покрытыми головами (Иловайский Д.И. Указ. соч., с. 366.). Во-вторых, бритоголовым мусульманам бритые головы русов могли показаться чем-то обыденным, само собой разумеющимся и недостойным упоминания. Впрочем, ибн Хаукаль положительно сообщает о бритье голов у русов (Гедеонов С.А. Варяги и Русь. СПб., 1876, с. 365.). У него же, Идриси и Димешки узнаем, что часть русов бреет бороды, другие же отпускают их, завивая «наподобие гривы», или красят шафраном (Иловайский Д.И. Указ. соч., с. 174.). Следует обратить внимание, что бородачи в сообщениях арабских авторов неизменно следуют после бреющихся: возможно, потому, что последние составляли большинство среди русов.

Франкский хронист Адемар Шабанский пишет о русах рубежа X–XI вв.: «… пришел в Россию некоторый греческий епископ… и заставил их принять обычай греческий относительно рощения бороды и всего прочего» (Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., Молодая гвардия, 1997, с. 173.). Из этого ясно видно, что «ращение бороды» для русов Х в. был «обычай греческий», пришедший вместе с христианством. До того русы, очевидно, брились.

Обычаи тюрок

Обычно, комментируя внешность Святослава,  некоторые невменяемые предполагают «связь с обычаями степняков»  «тюркскую прическу»
Если бы это было так, то выглядело бы весьма странно. Мы установили, что облик Святослава был не исключением, а правилом среди русов, и говорить надо не о единичном случае подражания чужому обычаю, а о всенародном перенимании его.

Однако каким же был внешний облик восточноевропейских тюрок первого тысячелетия новой эры? Какую, конкретнее, прическу они носили? Это, как правило, коса – одна (на половецких идолах (Степи Евразии в эпоху Средневековья. М., Наука, 1981, с. 264–265.), на ободе хазарского жертвенного ковша (Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX–XI вв. Смоленск, Русич; М., Гнозис, 1995 с. 187.), в византийских описаниях авар (Иловайский Д.И. Указ. соч., с. 173. Мерперт Н.Я. Авары в Восточной Европе // Очерки истории СССР. М., Издательство АН СССР, 1958. Т. 2, с. 571.)) или несколько (лука хазарского седла (Плетнева С.А. Хазары. М., Наука, 1986, с. 25)). Петрухин пишет: «Косы – этнический признак средневековых тюрок. Особая же прическа – распущенные волосы – призвана подчеркнуть исключительность статуса правителя» (Петрухин В.Я. Указ. соч., с. 187). О какой «тюркской прическе» Святослава может, в свете этого, идти речь? Что до лиц половецких и хазарских идолов – они или полностью безволосы, или снабжены, наряду с усами, и бородкой.

Но, может быть, это действительно специфически печенежский облик? О прическе печенегов – буде она действительно отличалась от общетюркской – у нас нет никаких данных, но как выглядело лицо печенега, известно: Абу-Дулеф в X в. говорит о длинных бородах и усах печенегов (Плетнева С.А. Печенеги // Очерки истории СССР. Т. 2, с. 726). Эпос родственных печенегам огузов «Китаби дадам Коркут» часто упоминает длинные бороды героев: «Тебе не понравится седина моей бородищи? Души многих белобородых и чернобородых джигитов я забирал!», «Твой белобородый отец», «За бороду Бейрека схватился» (Книга отца нашего Коркута. Баку, Язычеч, 1989, с. 114, 118, 213 и др.) и т. д.


В целом, рассмотрев обычаи средневековых тюрок, смело можно заключить: прическа Святослава и русов IX–XI вв. вообще не могла быть тюркским заимствованием хотя бы потому, что тюрки такой прически не носили! Зато есть указания на то, что подобный облик могли иметь славяне VI в.

Tags: история, русь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

Recent Posts from This Journal