istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Максимович: Украинский язык в "Слове о полку Игоревом"

Язык Песни Игорю по составу своему, т. е. в лексико-грамматическом отношении, сходен с языком Нестора, Мономаха, и особенно с языком Киевской и Волынской Летописи; но в нем еще более чем в них, заметно как я прежде говорил уже) борение народно-Русского языка с книжно-Словенским. И это потому, что Песнь Игорю есть произведение мирское, поэтическое и притом сложенное в конце XII века Тогда Словенский язык у нас начинал уже изменяться против первоначального, древняго своего вида; и хотя на нем писали, а вероятно и говорили тогда книжные и Духовнйе люди, но для мирян он был уже старый язык; во вседневном же употреблении был у них другой, свой природный, областной язык, уже несколько развившийся (особенно в Южной Руси), хотя еще и не установившийся.

Посему во внутреннем составе языка Песни Игоревой видим сочетание двух стихий—книжной и народной. Язык Певца Игоря столько ж особенный и так же составился, как и в наше время из новаго—книжного и народнаго— Русского составляется особенный язык какого-либо даровитого самостоятельного Писателя, по особенности его дарования, понятия, намерения.

Певец именно хотел воспеть поход Игоря «старыми словесы трудных  повестий» по обычаю тогдашних Писателей,  а может быть по желанию приблизиться к языку своего вдохновителя Бояна (XI в.): потому у него и господствует вообще язык Словенский. Но это самое намерение воспеть «старыми словесы» показывает уже, что был тогда другой язык, относительно Словенского новый, употребительный в разговоре, а вероятно и в народных песнопениях того времени. Сей природный и привычный певцу язык был Южно-Русский (Северской области, ибо Певец без сомнеция был Северянин) и сего языка слова и обороты беспрестанно пробиваются сквозь покров Словенского. От того у него находите одни я те же слова и их изменения по этим двум языкам; находите слова и их изменения, доныне сохранившиеся в Украинском языке и не существующие в языке собственно Великорусском.
(Максимович Т. 3 Стр. 557-558)


В Слове певца Игоря видно большое влияние тогдашнего книжного, Церковно-Славянского языка; нос этим вместе видно беспрестанное отступление от его форм, несравненно больше, чем в Несторовой летописи и других того времени памятниках. Такое отступление основывалось на стремлении к .языку природному, живому. ИЭТО легко понять, глядя, как даже. в наще время поэт часто предпочитает народный оборот речи форме заклейменной уже граматическою печатью, как, иногда для точнейшего выражения своей мысли избирает слова областные или почитаемые обветшалыми.

Теперь еще вопрос. Какое же именно областное наречие было другою главною стихиею в оном Слове? Я думаю, что оным можно почесть местное наречие певца Игоря, Юж н о-Р у сс к о е, из коего в последствии вышел язык Мало-Российский, со многими изменениями простирающийся не только в южной России, но и на запад по Галиции и Карпатам, и там называемый Русским. Об нем я отчасти уже изъяснил в Мало-Российских Песнях: а здесь скажу только, что Мало-Российский язык сохранил много слов и форм, встречаемых в древних наших Славянских памятниках и утраченных в Велико-Русском языке. Почему многие места в Слове о полку Игореве и в других древних памятниках объясняются очень легко из языка Мало-Российского. О необходимости знать оный для полнейшего уразумения Нестора, замечал уже Г. Павловский в своей Грамматике Малороссийского языка. 

Таким образом из тех двух стихий, т. е. из книжного церковного и природного Юж н о-Р у с с к а г о языка составился живой, поэтический язык певца Игоря по его собственной идее. А кто сроднился с духом песен и дум Украинских и вдумывался в красоты Слова о полку Игореве, тому не покажется странным, если сказать, что в них однородство поэтическое характеров, что Слово о полку Игоря есть начало той южно-Русской эпопеи, которая потом звучала и звучит еще в думах бандуристов и во многих песнях Украинских, и что песнь Ярославны есть, так сказать, тема, которая распевается в дышущих любовию женских песнях Украинских.
(Там же. Стр. 657-659)

Украинские народные песни, изданные Михайлом Максимовичем. Часть первая. – М.:В Университетской Типографии, 1834. – С. 68.
"Ибо Украинцы иди Малороссияне составляют Восточную половину Южных или Черноморских Руссов, имевшим своим средоточием богоспасаемый град Киев, именем коего называлась и сама страна их - Земля Руськая, Украина или Малороссия.
(Слово о полку Игорев еесть драгоценнейший памятник Южно-русской
Поэзии 12-го века, имеющий однородство с думами и песнями Украинскими
)"



Михаил Александрович Максимович — русский учёный, историк, ботаник, этнограф, филолог, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук, декан историко-филологического факультета и первый ректор Императорского университета Св. Владимира

Работы по истории древнерусской киевской и южно-русской словесности ввели его и в область древнерусской истории вообще. Здесь он занял ещё более видное место, чем в филологии: его по справедливости должно признать патриархом малорусской историографии. Как малорусское наречие и словесность он выводил из древнерусского языка и словесности, так и малорусскую историю он генетически связывал с древней киевской, а малорусскую народность — с древними русичами. Этому последнему вопросу отчасти посвящена его статья «О мнимом запустении Малороссии в нашествие Батыево и населении её новопришлым народом».
Tags: история, слово о полку игоревом, украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 304 comments

Recent Posts from This Journal