istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

Пределы Руси в 10м веке или почему Немогард не Новгород

упоминание о «внешней Росии», в трактате Константина Банрянородного никак не подкрепляет идентификацию «Немограда» как Новгорода на Волхове. Даже если и признать, что слово «Немогард» - видоизмененное «Новгород», этой идентификации препятствуют следующие соображения. Е. Н. Носов заметил, что «в эпоху Киевской Руси в бассейне Днепра существовало несколько Новых городов, более близких Киеву и Византии, чем город на Волхове. Это Новгород-Северский на р. Десне, Новгород-Волынский на р. Случи и Новгород Малый (Новгоро-док) на самом Днепре. Не исключено, что Константин Багрянородный имел в виду один из этих городов. У северного Новгорода, в отличие от перечисленных, не было прямого водного сообщения с Киевом, их разделяли волоки» [15, с. 193, 194]. Любопытную информацию о трудностях перехода с верховьев Днепра через Новгород и Ладогу по гипотетическому «пути из варяг в греки» сообщил А. Л. Никитин, рассказав о «предпринятой группой ленинградских энтузиастов во главе с Г. С. Лебедевым попытке пройти его летом 1987 г. И хотя их ялы и шлюпки были легче и маневреннее древнерусских и скандинавских лодей, а уровень воды в гидросистемах стоял почти на 5 метров выше, чем в IX-XI вв., большую часть маршрута они смогли преодолеть только с помощью тяжелых армейских вездеходов, на которых везли свои суда от озера к озеру» [16, с. 129]. Описание Константина Багрянородного вовсе не предполагает таких сложностей, кроме того, остается непонятным желание жителей города на Волхове ежегодно тратить титанические усилия для того, чтобы попасть в Константинополь, имея в своем распоряжении более удобные рынки. Кроме того, если общая продолжительность времени покрытия льдом водоемов бассейна Днепра составляет 100 дней, то к северу от Смоленска, в районе Новгорода, она составляет уже 130 дней [2, с. 168]. Новгородцы просто не успевали бы присоединиться к флотилии русских судов, отправляющихся из Киева в Константинополь.

Г. Г. Литаврин попытался разрешить указанные сложности, придя к выводу, что «в весенне-летний сезон в Византию ежегодно отправлялись не одна, а две экспедиции. Первыми в начале-середине мая отплывали ладьи, принадлежавшие князьям и боярам, правившим городами в бассейне Среднего Днепра (Киевом, Черниговом, Переяславлем, Вышгородом и др.), а месяцем позже отправлялись в путь ладьи из северных городов (Новгорода, Смоленска, Полоцка, Ростова и др.), куда весна приходила на 3-4 недели позже. Соответственно, первая прибывала в Константинополь в начале июня, а вторая (ее путь до столицы империи был к тому же вдвое длиннее и труднее) -в конце июля - начале августа» [17, с. 106]. Мысль Г. Г. Литаврина представляется неубедительной, поскольку она не подкрепляется данными источника - Константин Багрянородный ясно пишет об одной флотилии, прибывающей сразу от всей «внешней Росии» (а не от какой-то ее части), он четко определяет время ее отплытия из Киева - июнь месяц. Кроме того, непонятно, как могли суда из городов Среднего Днепра отправляться в плавание в начале мая, если только в апреле Днепр вскрывался ото льдов и славяне тогда же начинали поставлять русам свои долбленки, которые еще предстояло оснастить. В результате исследователю пришлось пуститься на ухищрения, заметив: «Некоторые из этих известий (Константина Багрянородного - А. К.) не могут не вызвать сомнений. Так, августейший автор, несомненно, абсолютизирует, говоря о едином сроке отплытия русов и об одном караване русов в империю за сезон. Я считаю маловероятным, чтобы киевский князь и высшая знать всего Среднего Поднепровья, имея возможность, как и при военных походах, воспользоваться высокой водой, по которой легче преодолеть пороги, ожидали бы около полутора месяцев "северян" (в краях которых реки вскрывались на три недели позже и которым предстояло пройти до Киева от 800 до 1200 км.)» [17, с. 123]. Разумеется, это маловероятно. Однако, если не пытаться увидеть в «Немогарде» волховский Новгород, а считать его неизвестным (в дополнение к установленным историками) городом из бассейна Днепра, то маловероятные обстоятельства сами собой исчезнут.

Итак, в представлении Константина Багрянородного пределы Руси в первой половине X в. ограничивались городами, расположенными на Днепре и его притоках. Если иметь в виду, что у царственного автора-современника имелась надежная информация о русах, указанное ограничение пределов Руси середины X в. позволяет иначе взглянуть на ход складывания ранней русской государственности, определив в этом процессе роли киевского и новгородского центров объединения отлично от традиционного подхода..</p>
Пределы Руси в представлении Константина Багрянородного, А. С. Королев

Tags: Немогард, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal