istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

Истребление крымских татар


Коммуно-фашисты в СССР, осуществляя строительство своей чудовищной карикатуры на социализм, не останавливаются для достижения своих целей перед физическим уничтожением не только отдельных "классово-чуждых" групп населения, но и целых народов. Одним из наиболее ярких примеров этой политики, которая в международном праве после войны получила название "геноцид" (истребление народности), и за которую вождей наци судили и осудили на казнь в Нюрнберге, является систематическое и планомерное истребление крымских татар, произведенное советской властью.

Уже задолго до того, как Гитлер со сворой своих взбесившихся бандитов, приступил к планомерному истреблению евреев, цыган и поляков, его кремлевские друзья применяли геноцид на практике. По своей технической отсталости красные тоталитаристы не дошли до изощренности своих коричневых собратьев и до усовершенствованных газовых камер не додумались. Но, в основе, их методы и приемы - те же.

"В дружной семье национальностей СССР, процветающих под животворным солнцем сталинской конституции", имелись отдельные народы, иного языка и культуры, никогда не проявлявшие особого желания сменить свои привычные национальные уклады жизни на новые формы безнационального существования и прозябания в бесклассовом советском обществе. Верные своим традициям, сложившимся с давних времен, эти народы никак не укладывались в рамки новой культуры, "национальной по форме и социалистической по содержанию". В пароксизме отчаяния, предвидя свою неизбежную гибель, эти народы не только пассивно сопротивлялись, но и брались иногда за оружие, идя на верную смерть в неравной борьбе.

Потомки древнейших обитателей Крыма: греков (не смешивать с позднейшими обитателями крымского полуострова малоазиатскими греками, дангалаками, выходцами из Турции), готов и генуэзцев, смешавшихся в XIV веке с завоевателями монголами, крымские татары представляли собой совершенно обособленный народ, со своим языком, ближе всего похожим на турецкий, с богатой в прошлом культурой, высоко развитым специализированным сельским хозяйством (табаководство, виноделие), художественными промыслами (чеканка по меди, кожевенное и ковровое производство).

В эпоху завоевания Крыма Россией, в конце XVIII века, полуостров представлял собой, по описанию просвещенных современников (академика Палласа и других), цветущий сад...

Его население насчитывало свыше 600.000 человек прилежных и трудолюбивых земледельцев и ремесленников. До сих пор любопытствующий путешественник встречает на каждом шагу в ныне опустевших и безлюдных селах следы былой жизни: заброшенные источники, оросительные каналы, одичавшие фруктовые сады.

Массовая эмиграция татар из Крыма в родственную им Турцию не прекращалась на всем протяжении XIX века, но все же к началу "социалистического строительства" в Крыму оставалось свыше полутораста тысяч татарского населения. М. Волошин, не только поэт, но краевед и этнограф, сам уроженец и постоянный житель Крыма, в одном из своих очерков с грустью сравнивал Крым в эпоху русского владычества с рыбой, выброшенной на песок и задыхающейся в чужой стихии.

Царская власть, по его выражению, настроила в Крыму дворцы, похожие па станционные вокзалы, и рестораны, похожие на дворцы, и превратила жемчужину Черного моря во всероссийскую плевательницу, куда посылала умирать чахоточных писателей...

Что дала советская власть Крыму и крымским татарам? Первый глава правительства "автономной Крымской республики", Вели Ибраимов, был расстрелян уже в 1925 году **. Такая же участь постигла его преемника, председателя Крымцика Кубаева, открыто выступившего на сессии Крымцика в Ялте в 1931 году, против безжалостной колонизаторской политики Москвы, вывозившей из Крыма все его природные богатства и не дававшей его голодающему населению хлеба взамен. Вслед за Кубаевым погиб и Самединов, предсовнарком Крыма, крестьянин-татарин, не вынесший страданий своего народа и пошедший на невыполнение московских директив.

В страшный год голода, в 1921 году, не было ни одной татарской семьи, в которой кто-либо не умер от голода. В еще более страшные голодные 1931-1933 годы, когда трупы валялись на улицах деревень и городов, в крымских портах беспрерывно грузились золотой отборной пшеницей иностранные пароходы, неперебродившее молодое вино перекачивалось по трубам в трюмы наливных судов. Обуреваемые лихорадкой, заготовщики спиливали рота с живых коров и срезали лошадиные хвосты и гривы.

И рога и щетина превращались в валюту на закупку заграничного промышленного оборудования СССР.

В полном собрании сочинений "величайшего ученого нашей эпохи" имеется статья "Головокружение от успехов", написанная, по-видимому, под свежим впечатлением ужасов, творившихся в годы раскулачивания и сплошной коллективизации. В крымских деревнях, не вступивших поголовно в колхозы, власти засыпали песком колодцы и запрещали врачам принимать рожениц в больницы и лечить больных. По дорогам тянулись вереницы мажар (дроги) с наваленными доверху, еще живыми, барашками с перебитыми ногами, чтобы не разбежались. Дорезать на месте не успели, везли на бойни.

Крымский татарин - первоклассный садовод и труженик: на своих крошечных, иногда величиной с большой ковер, участках каменистой земли, он ухитряется выращивать высокоценные земледельческие продукты. Если к этому добавить еще курортно-дачный промысел, то татарский крестьянин в каком-нибудь Кореизе или Алуште, мог жить припеваючи. Естественно, для советских властей этот труженик являлся капиталистом, подлежащим раскулачиванию и ликвидации "как класс".

Ликвидировали целыми деревнями. За колючую проволоку в пересыльные лагеря сгоняли тысячи семей. Люди, выросшие в мягком и южном климате, никуда и никогда не уходившие с родных гор и морского побережья, переселялись в тайгу и тундру, и начинали вымирать уже на первых этапах. Это было не проведение каких-то массовых мероприятий, это было физическое уничтожение целого народа, жестокое, беспощадное и бессмысленное.

Страшный голод косил уцелевших и оставшихся: продовольствие сознательно не завозилось в этот край, лишенный собственных продуктов питания: хлеб не растет на камнях, и люди переели всех кошек и собак.

Будущему бытописателю трагедии этого миролюбивого, добродушного, гостеприимного народа будет невозможно доискаться в архивах материалов и источников, повествующих о последних днях его существования. Как стало известно уже после войны, кремлевское правительство, в отместку за симпатии татар к немецким оккупантам во время войны, ликвидировало Крымскую республику и выселило последних татар из Крыма.

Впрочем, такая же участь постигла в СССР и другие народы: калмыков, карачаевских татар на Кавказе, немцев Поволжья.

Список жертв советского геноцида этим далеко не исчерпывается. Теперь его надо пополнить народами Прибалтики: эстонцами, латышами, литовцами, вымирающими в концлагерях за Полярным кругом во славу мудрой национальной политики великого вождя.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Recent Posts from This Journal