June 17th, 2020

гол

Уничтожение российских оккупантов на Донбассе




"Не знаю, какая у них теперь тактика. Сидят и не высовываются - боятся", - бойцы 24-й ОМБр после успешной атаки на позиции оккупантов возле Дебальцево. ВИДЕО


Российские оккупанты резко снизили свою активность на участке фронта возле Дебальцево после того, как воины 24-й ОМБр имени короля Даниила провели успешную ответную атаку на их позиции и уничтожили склад боеприпасов.

За сутки после атаки украинских воинов оккупанты попытались только единожды спровоцировать бойцов ВСУ.

"Сейчас даже не знаю какая у них тактика. Они даже не выходят. Боятся. Обычно, все в ответ им даем, если они начинают", - говорит боец по имени Кристиан.

\




гол

Краткое руководство "как присвоить чужую историю"

Ну или как спиздить чужую историю, это уж кому как угодно.
На эту тему пишет  Георгий Петрович Федотов (1 (13) октября 1886) — русский историк, философ, литературовед, религиозный мыслитель и публицист в "Будет ли существовать Россия?"

От великоросского – к русскому. Это прежде всего проблема Украины. Проблема слишком сложная, чтобы здесь можно было коснуться ее более чем намеками. Но от правильного решения ее зависит самое бытие России.

Задача эта для нас формулируется так: не только удержать Украину в теле России, но вместить и украинскую культуру в культуру русскую.

Мы присутствуем при бурном и чрезвычайно опасном для нас процессе: зарождении нового украинского национального сознания, в сущности новой нации. Она еще не родилась окончательно, и ее судьбы еще не предопределены.

Убить ее невозможно, но можно работать над тем, чтобы ее самосознание утверждало себя как особую форму русского самосознания.

Южнорусское (малорусское) племя было первым создателем русского государства, заложило основы нашей национальной культуры и себя самого всегда именовало русским (до конца XIX века).

Его судьба во многом зависит от того, будем ли мы (то есть великороссы) сознавать его близость или отталкиваться от него как от чужого. В последнем случае мы неизбежно его потеряем.

Мы должны признать и непрестанно ощущать своими не только киевские летописи и мозаики киевских церквей, но украинское барокко, столь привившееся в Москве, и киевскую Академию, воспитавшую русскую
Церковь, и Шевченко за то, что у него много общего с Гоголем, и украинскую песню, младшую сестру песни великорусской.

Эта задача – приютить малоросские традиции в общерусскую культуру – прежде всего выпадает на долю южнорусских уроженцев, сохранивших верность России и любовь к Украине.


Россия – не Русь, но союз народов, объединившихся вокруг Руси.


Collapse )