istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Categories:

О том как вывозили детей из блокадного Ленинграда



Хочешь спасти ребенка – плати: детей блокадного Ленинграда эвакуировали за деньги

Советское правительство вывозило детей из окруженного фашистами города отнюдь не бесплатно, а с тех, кто не платил, деньги взыскивал суд


Крайне любопытные подробности о том, как на самом деле Советская власть проявляла заботу о будущем поколении, обнародовал паблик «Декоммунизация» со ссылкой на документальные источники:

«Открываются новые подробности. В соответствии с решением, принятым в июле 1941 года, городское руководство вводило плату за пребывание вывезенных из города детей в детских садах, яслях и интернатах.

Сумма платы варьировалась в зависимости от заработка семьи — например, при среднем заработке одного члена семьи до 50 рублей требовалось заплатить 25 рублей за месяц эвакуации, при заработной плате в 281 рубль и выше — 210 рублей.

Родители обязывались оплачивать содержание своих детей в эвакуации на месяц вперед. В случае отсутствия платы сумма взыскивалась в судебном порядке.



Так, за четвертый квартал 1941 года с родителей за эвакуацию детей и их содержание было взыскано почти 2 млн. рублей...»



Явный налог на доход, а не взимание реальных расходов на содержание ребенка. За ребенка приходилось платить почти весь заработок за вычетом минимальной суммы, необходимой на проживание. При минимальном доходе это будет половина заработка. При большем доходе - большая часть заработка.

И родителям, оставшимся в блокадном Ленинграде, на этот остаток надо платить за коммунальных услуги, выкупать продукты по карточкам, покупать что-то на черном рынке, потому что на выкупленное по карточкам прожить было практически невозможно.

Отец, скорее всего, был на фронте и практически не мог принимать участие в содержании семьи, но его гипотетический заработок тоже учитывался в совокупном семейном доходе.

У большинства работающих женщин зарплата была небольшая.

"Уборщица в месяц получала 130-180 рублей, делопроизводитель в исполкоме — 230 рублей, библиотекарь — 300 рублей, научные работники 500-700 рублей, рабочие свыше 600 рублей. Труднее выяснить, каким был заработок ответственных работников, но известно, что зарплата управляющего делами горкома и обкома ВКП(б) составляла 1200 рублей, труд секретарей обкома, вероятно, оплачивался щедрее."

В документе под названием «Перечень разногласий с Наркомфином РСФСР по бюджету гор. Ленинграда на 1 квартал 1942 года» под грифом «секретно» указывалось на то, что в течение IV квартала 1941 г. на эвакуацию детей с родителей было взыскано 1 млн. 800 тыс. руб [Центральный государственный архив Санкт-Петербурга. Фонд 7384. Оп. 3 с. Д. 49. Л. 9.]

"О взимании платы за эвакуацию детей из блокадного Ленинграда", Зотова Анастасия Валерьевна, кандидат исторических наук, Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича, Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова 26, № 6, 2013.



А.В. Зотова провела многочисленные исследования в архивах Москвы, Петербурга, Берлина, Фрайбурга и ввела в научный оборот сотни ранее неизвестных документов. Значительная их часть была рассекречена совсем недавно.



Об иерархии потребления продуктов в блокадном Ленинграде

Иерархия потребления, безусловно, существовала в блокадном Ленинграде и на уровне органов власти и управления. Лишь в конце февраля 1942 г. на основании договоренности с секретарем ГК ВКП(б) Я.Ф. Капустиным начальник УНКВД ЛО направил председателю Ленгорсовета Попкову списки работников райотделов НКВД на 4 страницах «для зачисления на ужин при РК ВКП(б)»54. Ранее такими привилегиями работники райотделов НКВД не пользовались, находясь на котловом довольствии № 155, в то время как партийные и советские органы, не говоря уже об уровне Военного Совета, ГК и ОК ВКП(б), тягот голода в дни блокады на себе практически не ощущали56. Для того, чтобы представить себе уровень снабжения руководителей среднего звена (район города), приведем выдержки из спецдонесения УНКВД, относящегося к одному из наиболее сложных для Ленинграда дней кануна 1942 г., когда резко возросла смертность и появились случаи каннибализма. Заместитель начальника УНКВД ЛО в своем спецдонесении № 10145 от 22 декабря 1941 г. информировал секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) Я.Ф. Капустина о вопиющих нарушениях в сфере распределения продовольствия со стороны руководителей Приморского района города Ленинграда на протяжении военных месяцев 1941 г.

В донесении говорилось:

«С наступлением войны секретари Приморского РК ВКП(б) и Председатель Райисполкома организовали в столовой № 13 при Райисполкоме 2 нелегальные группы на незаконное получение продуктов питания без карточек. Первые месяцы войны, когда продуктов питания в городе было достаточно, существование таких двух групп в 5 и 7 человек не вызывало никаких резких суждений и толкований, но теперь, когда с продуктами питания положение в городе весьма серьезное, существование таких двух групп казалось бы недопустимым.

С ноября месяца одна из групп в 7 чел. на получение продуктов питания без карточек была ликвидирована, а группа в 5 человек остается существовать и по настоящее время. Продукты питания без карточек секретарь РК ВКП(б) Харитонов дал указание получать коменданту Сергееву непосредственно самим от треста столовых, а не столовой № 13, что им и делается.

По имеющимся данным известно, что трестом столовых перед ноябрьскими праздниками было отпущено специально для столовой №13 — 10 кг шоколада, 8 кг зернистой икры и консервы (курсив наш — Н.Л.) Все это было взято в РК ВКП(б), а 6 ноября из РК ВКП(б) звонили директору столовой Викторовой, требуя предоставления еще шоколада, на что последняя отказалась выполнить их требование.

Незаконное получение продуктов идет за счет государства, на что ежемесячно расходуется 2-2,5 тысячи рублей, а в ноябре месяце было израсходовано 4 тысячи рублей. Представленный трестом столовых счет на 4 тысячи рублей пред. Райисполкома Белоус к оплате, последний отказывается его оплатить, а хочет сумму в 5 тыс. рублей отнести за счет спецфондов.

Харитонов, полученные директором столовой № 13 папиросы «Зефир» для всего аппарата РК ВКП(б), в том числе и сотрудников РО НКВД, дал приказание директору эти папиросы около 1000 пачек никому не выдавать, заявляя: «Я сам буду курить».

Сейчас нет возможности выдавать детям пирожное, а Белоус в начале ноября с.г. звонил Таубину: «Достать ему 20 шт. пирожных». Это последним было выполнено. Сообщается на Ваше распоряжение»57.

Приведенное выше спецсообщение наводит на мысль о том, что получение в блокадном Ленинграде сотрудниками Смольного и руководителями среднего партийного звена немыслимых для простых горожан даже по меркам мирного времени продуктов не считалось зазорным. Более того, это, вероятно, было нормой. На одном из заседаний бюро ГК в 1942 г. А.А. Кузнецов, призывая партийный актив «войти в положение граждан города, которые были подвержены серьезным психологически перегрузкам», подчеркивал, что проблемы быта не столь остры для партийных функционеров, «ведь мы и лучше кушаем, спим в тепле, и белье нам выстирают и выгладят, и при свете мы» (курсив наш — Н.Л.)58.

Документы: https://www.rulit.me/books/neizvestnaya-blokada-read-31175-39.html
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal