istrind (istrind) wrote,
istrind
istrind

Category:

Нужен ли украинцам русский язык? Зачем?

Одна из причин – лингво-интеллектуальная. Развитость интеллекта во многом определяется величиной понятийного аппарата. У Эллочки-людоедки, как известно, словарный запас был около 30 слов. В украинской языке 260 тысяч слов. В русском языке – около 120 тыс. слов.

Если вы учите своего ребёнка русскому (как основному, как языку мышления) – вы его заведомо ограничиваете и отупляете.

Вторая причина – отсутствие будущего. Русский язык – мертворождённый и/или вымирающий. Почему всегда его постоянно навязывали и насильственно насаждали? Потому что при равных возможностях он неизбежно вытесняется другими языками. На большей части Украины – украинским, в Прибалтике - литовским, латвийским, эстонским и т д. В Грузии, например, русского языка уже не знают и не разговаривают на нём.

И это неоспоримый факт.
Во всех бывших республиках СССР русский язык забывается.

О НЕОБХОДИМОСТИ ИЗБАВЛЕНИЯ НАШИХ ДЕТЕЙ И ВНУКОВ ОТ РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА


Русский язык принципиально нельзя отнести к языкам, благоприятным, как для постоянного общения, так и, тем более, для воспитания детей. Именно, несовершенство русской языковой картины мира (ЯКМ) ответственно за инфантильность и за порочный менталитет большинства русскоязычных людей.

Эти люди не способны, как подавлять свои бессознательные пагубные влечения, так и самостоятельно (без тотальной опеки авторитарной властью) обустраивать свою жизнь. Вызванные порочными бессознательными лингвопсихическими установками русской ЯКМ консервация детского аффективного восприятия действительности и торможение развития критического левополушарного мышления обрекают их на нищенское существование. И, чем сильнее русский язык закрепляется в нашем обществе, тем инфантильнее становится наш народ. А, тем самым, и катастрофически увеличивается пропасть, отделяющая нас от цивилизованного мира неинфантильных людей.

А то, что язык, культура и менталитет народа являются принципиально неотделимыми друг от друга, понимали и понимают все здравомыслящие люди. Хорошо понимал это и Петр Первый, когда принимал решение об изничтожении пережиточной великорусской редакции русской культуры и о замене ее животворной украинской редакцией: «Наоборот, великорусская редакция русской культуры, благодаря своему подчеркнутому европофобству и тенденции к самодовлению, была не только непригодна для целей Петра, но даже прямо мешала осуществлению этих целей. Поэтому, Петр эту великорусскую редакцию русской культуры постарался совсем искоренить и изничтожить, и единственной редакцией русской культуры, служащей отправной точкой для дальнейшего развития, сделал украинскую редакцию. Таким образом, старая великорусская, московская культура при Петре умерла; та культура, которая со времен Петра живет и развивается в России, является органическим и непосредственным продолжением не московской, а киевской, украинской культуры…» (Всемирно известный этнолог, историк, лингвист, филолог и философ князь Николай Трубецкой).


Однако же потомки «петровской когорты подвижников» затормозили эти социально-культурные преобразования и сделали их доступными лишь для высших сословий общества. Поэтому-то все и вернулось на круги своя. Почти вся нравственная лексика новояза, сформированного тюрко- и франкоязычной знатью на основе украинских редакций чуждых народу церковно-славянского и старокиевского литературных языков, постепенно была им переосмыслена. Это переосмысление вместе с «забвением корня» превратило искусственный русский язык в Великого Лицемера. Несоответствие смысла слов их «внутренней форме» лишило подсознание русскоязычных людей возможности вызывать бессознательные побуждения совести в виде ее угрызений и мук. И, тем самым, это позволило инфантильному населению не только безнаказанно лицемерить и обманывать свою совесть, но и накрепко законсервировать порочность своего менталитета. Самому же неестественно сложившемуся языку предстояло надолго стать Могучим Душегубом. И ведь же, действительно, русский язык не зря назван могучим. Ни один другой язык в мире не способен так уродовать менталитет общающихся им людей, как это делает он.


Наличие в российском новоязе большого количества заимствований, не увязанных никак с базовой лексикой, лишило подсознание русскоязычного человека возможности аналитической обработки цельного массива элементов ЯКМ. А, тем самым, оно лишило и возможности детального восприятия им действительности. По мнению луганчанина Владимира Даля, «в русском литературном языке дворянской традиции не осталось почти ничего национального. «В вымышленном языке Афенов наших гораздо более русского, чем во многих русских книгах» (Виктор Виноградов, «Язык Пушкина»).


«На русском языке практически невозможно выразиться точно, объективно, терминированно: сразу же погружаешься в стихию оценок, эмоций, страстей. Поэтому, когда надо выразиться безоценочно, приходится сплошь и рядом заимствовать иностранную лексику…
«Как рыба уходит на глубину, если на поверхности корма нет, так и русский человек, не находя радости в устройстве земной жизни, существуя с сознанием греховности плотской, материальной жизни, поневоле переходит с материального уровня существования на метафизический, там подчас находя успокоение. Русский человек любит философствовать, рассуждать, говорить, утверждая себя (и ощущая свою ценность) не в реальных делах, а на уровне представлений. Поэтому в реальной жизни ему важнее казаться, нежели быть… Как человек с парализованными ногами подчас имеет гипертрофированно развитые руки, так русский народ, не обладая способностями (и желанием) к самоустройству, организации быта и жизни, отличается гипертрофированно развитым символическим уровнем существования: легко порождает разнообразные идеи, но не в состоянии использовать их для жизнеустройства. Эти особенности, конечно, сказались и на «душе народа» – в его языке»


И какими бы ни были для нас прекрасными синие васильки (укр. волошки), однако же, в большом количестве во ржи они, к сожалению, являются сорняками. Так и порочный менталитет инфантильных русскоязычных людей, какими бы они и ни были душевными и внешне прекрасными, не может быть приемлемым для народа Украины. Поэтому, если мы не избавим полностью своих потомков от этого своего убожества, то никогда они и не смогут сформировать в Украине гражданское общество деятельных людей, небезразличных к судьбам всех своих сограждан, и так и будут вместе с инфантильными россиянами продолжать противостоять всему цивилизованному миру.

Судьба благосклонно предоставила нам возможность довести Грандиозное Деяние Петра Великого до его логического завершения, пусть даже и не на всех просторах былой Великой России, а только лишь в Украине. И, ведь же, у нас вполне достаточно сил для того, чтобы окончательно искоренить в Украине порочную европофобскую культуру, лишив ее корня – русский язык возможности уродовать ментальность будущих поколений украинцев. Зло всегда следует рубить под корень, так как любая борьба со следствиями, а не с их причинами, конечно же, не может быть результативной. Лишь осознание чрезвычайной важности этого может дать нам возможность перейти на общение со своими потомками украинским языком и, тем самым, вырастить своих сыновей и внуков неинфантильными людьми, способными сформировать в Украине гражданское общество вместо стада агрессивнопокорных и безразличных к судьбам своих земляков людей.

Этому может существенно поспособствовать безотлагательное введение во всех государственных учреждениях, связанных с воспитанием детей, общения и обучения только лишь на украинском языке. Изучать же русский язык можно будет факультативно в старших классах, когда психика детей будет уже достаточно устойчивой к тлетворному влиянию русской «языковой картины мира». Обучение и воспитание на русском и на других языках целесообразно разрешить лишь в негосударственных учреждениях. Такая государственная политика ни в чем не будет противоречить международным нормам и не приведет к конфронтации с Россией. Ведь в России же отсутствуют украинскоязычные школы в местах компактного проживания украинцев, а сам украинский язык, вообще, не изучается ни в одной из школ.


Однако же переход на украинскую языковую картину мира должен обязательно сопровождаться и совершенствованием всех форм воспитания на всех его стадиях с непременным формированием новой системы ценностей. Приоритетами такого воспитания должны быть формирование и закрепление у нового воспитываемого поколения самостоятельности, инициативности, предприимчивости, любознательности, стремления к ответственному образу жизни, а также к стилю своих отношений с людьми и к манере своей трудовой деятельности, самым главным в которых должна быть личная ответственность за состояние общества. Иначе лексика и украинского языка будет постепенно переосмыслена под старые морально-этические ценности и, тем самым, извращена, как это уже ранее и произошло с церковно-славянской и со старокиевской литературной лексикой в России. Сохранившийся же из-за этого у народа холопский менталитет так и не позволит ему перейти на демократические принципы жизнедеятельности и сформировать в Украине гражданское общество.


Именно сейчас, когда многие еще не готовы приступить к кардинальной коррекции ментальности будущих поколений украинцев, лингвопсихологам и психолингвистам следовало бы скрупулезно проанализировать возможные последствия расширения полномочий русского языка в Украине. Это помогло бы нам избежать непоправимых последствий поспешных решений и не обречь наших потомков на нищенское прозябание на задворках цивилизации.

Еще в конце XVIII в. «Все во Франции и Европе хорошо умели отличать Русь от Московии», – говорит Делямер и говорит правду. Ведь в это время только начинается разрушение украинской государственности (ликвидация сначала Запорожской Сечи, а впоследствии и Гетманщины) национальной культуры и языка (русификаторские указы Петра I и Екатерины II, направлены на то, чтобы, как говорила последняя, вырвать из украинцев «развратное мнение, по коему поставляют себя народом от здешнего совсем отличным»). Но уже к концу XIX в., когда Украина окончательно потеряла остатки государственности, когда указами 1863 и 1876 гг. было жестко запрещено украинский язык, и возникает иллюзия, тщательно поддерживаемая официальной русской историей, о «едином русском народе» и «едином русском языке», которая в несколько модифицированной форме сохраняется и в СССР» (А.К. Бычко, И.В. Бычко, «Феномен украинской интеллигенции. Попытка экзистенциального исследования").


Поэтому-то, не зря же нынешняя российская элита избавляет своих потомков от порочной русской ЯКМ, отправляя своих детей на учебу в Великобританию и воспитывая своих внуков на английской ЯКМ. И, конечно же, обреченной на закономерный провал была и попытка перевоспитать русскоязычного «советского человека», не избавив его предварительно от порочной русской ЯКМ: «В конце 80-х – начале 90-х годов, когда происходили бурные перемены в экономической, социальной, бытовой сфере, в мировоззрении, социологи считали, что «советский человек» – это уходящая натура. Предполагалось, что дальше, в более молодых поколениях, образованных, урбанизированных, открытых, путешествующих по миру, «советский» набор черт будет исчезать, и если и сохранится, то во все более редеющих слоях пожилого населения. Однако черты, которые, как мы предполагали, исчезнут, на деле оказались крайне устойчивыми»(Борис Дубин, «О «советском человеке»).


Как видим, Возрождение общества не возможно без отказа от архаичной имперской ЯКМ, бессознательные лингвопсихические установки которой консервируют детское аффективное восприятие действительности и тормозят развитие критического левополушарного мышления. Поэтому-то эпоха Возрождения, как в Украине, так и в России, на самом деле, лишь только начинается. И украинцам, и россиянам еще предстоит отказаться от воспитания своих детей в лоне пережиточной имперской языковой картины мира а, следовательно, и от использования для своего общения имперского литературного языка, формирующего инфантильность и соответствующий ей холопский менталитет. А ему самому, подобно латыни, предстоит предоставить лишь статус классического русского языка а, возможно, и постклассического украинского литературного языка. Ведь на этом государственном литературном языке Российской империи создали свои произведения, как многие украинцы: Тарас Шевченко, Антон Чехов, Николай Гоголь, Владимир Короленко, Михаил Херасков, Ипполит Богданович, Василий Капнист, Николай Гнедич, Василий Нарежный, Григорий Данилевский, Николай Костомаров, Даниил Мордовцев, Владимир Даль, Всеволод Крестовский, Аркадий Аверченко, Михаил Булгаков, Анна Ахматова (Горенко), Владимир Нарбут, Виктор Некрасов, Юрий Олеша, Валентин Катаев, так и многие потомки украинцев: Федор Достоевский, Дмитрий Мережковский, Владимир Маяковский, Михаил Зощенко и др..


Их творчество украинцам является не более чуждым, нежели творчество Лопе де Вега и Сервантеса испаноязычному населению латинской Америки или же творчество Александра Пушкина и Льва Толстого русскоязычному населению современной России: «Была Российская империя, «страна господ, страна рабов». В ней было два не связанных друг с другом народа: гнилая интеллигенция и гнилое простонародье. Над этими двумя чужими друг другу народами царило чужеродное деспотическое правительство… Гнилая интеллигенция стала черноземом для великой литературы, для прекрасной музыки и живописи. Она страдала. Она обнимала ноги «народу». Народ молчал, потому что не понимал ни слова. Когда в его темном сознании что-то зашевелилось, пинком ноги столкнул интеллигенцию (читай: Россию) с обрыва, прошелся гоголем перед всем миром («я самый передовой и научный!») и принялся торговать нефтью и газом. У сегодняшних русских – столько же прав на Пушкина и Толстого, сколько у сегодняшних греков – на Парфенон» (Юрий Колкер, «Семеро против мифа», 2009,).
Tags: о языке
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 161 comments

Bestanatoligreen

May 26 2019, 11:41:13 UTC 1 year ago

  • New comment
С мокшанами всё просто - дали им модифицированный под угро-финнов и тюрков старобогарский, назвав его русским, потом лет 100 пороли, заставляя на этом языке и говорить, и читать БИБЛИЮ.

А через 100 лет этот сброд уже поляки назвали русскими.
Синоним - крещёные.
И только большевики слово "русский" возвели в ранг национальности.

До начал 20 века в России слово "русский" как нциональность даже не упоминало
сь.

Вот словарь Даля 1863 год - всего 170 лет назад ...



Recent Posts from This Journal